акция "щедрость"

пойнтмен, феттел и что-то происходит!
а эрик снова злодействует◄

шпонкаmorgana pendragon, пипидастрsebastian castellanos, пендельтюрdesmond miles, втулкаmarceline abadeer, балясинаdelsin rowe, пуцкаruvik




Волшебный рейтинг игровых сайтовРейтинг форумов Forum-top.ru

prostcross

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » prostcross » межфандомное; » "Kept you waiting, huh?"


"Kept you waiting, huh?"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

["Kept you waiting, huh?"]

http://31.media.tumblr.com/fb81a02b68856303e01044a9c7a4189d/tumblr_nda9e0Uszx1u0wtwho1_500.gif


Место действия и время:
Американская военная база на Кубе, 24.08.2014;

Участвуют:
Naked Snake, Abigail Walker;

Аннотация:
Клочок Америки на Кубе, не подчиняющийся никаким конвенциям и американским законам. Очень удобно, не правда ли? Особенно вся прелесть этой базы раскрывается в том случае, когда нужно выпытать из кого-то нужную информацию и/или просто раскрыть чей-либо потенциал посредством причинения невыносимой боли. Именно последним и занимались на этой базе с Фетч, девчонкой с экстраординарными способностями. По счастливой случайности, в это же время на базу проникает Снейк, также известный как Биг Босс, с целью найти документы, доказывающие причастность "Шифра" к зверствам, происходящим в этом клочке Америки на Кубинской земле. Эй, Фетч, заждалась, да?


Дополнительно

[audio]http://pleer.com/tracks/5965361O0hc[/audio]


Связь с другими эпизодами:
Не имеется.

Отредактировано Naked Snake (05.06.15 07:25:43)

+1

2

- Босс, мы получили сведения о том, что на этой базе, забытой со времен Холодной войны, регулярно практикуются не совсем законные вещи. Допросы с применением пыток, давным давно не используемых в странах первого мира, эксперименты над людьми... - раздался голос связного в наушнике Снейка, который удобно расположился в кустах и осматривал объект, на который ему в скором времени предстояло проникнуть.
- Вот он, маленький клочок Америки, находящийся вне поля зрения дядюшки Сэма и не подчиняющийся его законам, да? - усмехнувшись, спросил Босс, не отрываясь от бинокля, - очень удобно, ничего не скажешь.
- Да уж, - согласился мужчина, после чего продолжил инструктаж, - но ты здесь не за этим. Нам стало известно, что эта база находится под юрисдикцией "Шифра". По крайней мере, это объясняет, почему Кубинское правительство никак не вмешивается в её дела, хотя после Холодной войны этот клочок земли должен был вновь к ним вернуться.
- "Шифр"... - задумчиво пробурчал себе под нос Биг Босс, углядев брешь в заборе, которая, в теории, могла очень неплохо помочь ему проникнуть на территории базы, - что именно мне искать?
- Любые доказательства причастности "Шифра" к чертовщине, что тут, по слухам, вытворяют. Документы, CD, записи с камер наблюдения... Мне, что ли, тебя учить? - спросил связной, после чего, вздохнув, добавил, - и помни, это секретная миссия, и единственная помощь, которую ты получишь - это вертолёт, который заберёт тебя отсюда, когда ты со всем разберёшься. Но до места высадки тебе придётся добираться самому, я отправляю тебе его координаты. На самой же базе тебе придётся справляться исключительно своими силами, ибо любая попытка штурма базы может повлечь за собой уничтожение доказательств, которые нам нужны. Как и поднятая тревога, помни об этом, Босс.
- Ладно-ладно. Я иногда, знаешь ли, люблю побыть один, - вновь усмехнувшись, произнёс Снейк, убирая бинокль обратно в вещмешок, - что-нибудь ещё?
- Да. По слухам, в данный момент в местной пыточной содержат человека. Как нам известно, не совсем обычного... Но больше ничего узнать не удалось.
- Всё как-то слишком уж секретно, - подытожил Снейк, подползая к бреши в заборе, и попутно следя за охранником на вышке, который сейчас, слава богам, был занят сигаретой.
"Всегда предпочитал сигары," - пронеслось в голове Биг Босса, но из раздумий его вывел вновь раздавшийся в наушниках голос:
- Именно. Это не является основной целью твоего задания, но, если получится, вытащи его - он, возможно, сможет кое-что рассказать нам об этой базе в целом и "Шифре" в частности. На этом всё. Конец связи.
Что ж, Снейк соврёт, если скажет, что привык к тому чувству, что вызывают в нём подобные задания. Чувства уязвимости и тревоги по прежнему вызывали неприятный холодок на кончиках пальцев и дрожь в теле. Просто теперь он научился использовать их себе во благо, и вместо паники они вызывали прилив адреналина, обостряя все чувства и помогая ему избегать взора ненужных свидетелей. Дождь же, что лил довольно часто в это время года, помогал скрывать звуки, что Биг Босс издавал, пока прокрадывался к дыре в заборе. Впрочем, очень скоро ему это удалось, и Нейкид, убедившись, что поблизости нет охраны, юркнул в ближайшее укрытие.
"Прекрасно, я внутри. Что там говорил Хал?.. Кажется, бинокль этот оснащён направленным микрофоном, да? Самое время испытать его в деле," - подумал мужчина, после чего вновь извлёк из вещмешка бинокль и направил оный прямо в сторону двух переговаривающихся солдат. Вот только вместо ожидаемого эффекта он получил лишь шум дождя. В конце концов, погодные условия - палка о двух концах, это Джек понял ещё во время операции "Пожиратель Змей".
- Твою мать! - тихо выругался Снейк, понимая, что ему придётся подойти поближе. Вот только мужчинам, видимо, наскучила беседа, и те решили вернуться на посты. И один из них шел прямо в сторону укрытия Биг Босса, которое представляло из себя разваливающуюся будку, судя по всему, когда-то служившую КПП. Дела становились всё хуже и хуже. Хорошо хоть, Босс не отдался в руки паники, иначе дела пошли бы ещё более скверно. Сейчас ему на руку играли несколько факторов: безупречное владение ТББ*, шум дождя и отсутствие лишних глаз и обилие растительности неподалеку, где можно как спрятать тело, так и скрыться самому. Тем временем, солдат уже подошел достаточно близко для того, чтобы Снейк успел выскочить из укрытия и провести захват до того, как боец успеет издать хоть звук.
"Надо же, тело ещё не настолько старо, да и рука ощущается что надо," - пронеслось в голове у мужчины, когда тот уже держал брыкающегося солдата в захвате. Нож же, приставленный к его горлу, давал понять, что лучше бы ему не кричать.
- Выкладывай всё, что знаешь! - прорычал Снейк, коснувшись острием кадыка солдата.
- Я... Я обычный солдат, правда... - дрожащим голосом начал было боец, но запнулся после того, как нож ещё сильнее упёрся в его шею, - н-недавно здесь были какие-то странные ребята. На них были странные нашивки... XOF, кажется... Привезли сюда какого-то учёного, помелькали в заброшенной тюрьме неподалеку и улетели...
- Как этот учёный выглядит?
- О-он седой... В очках, с лысиной... В б-белом халате... И постоянно заикается!..
- Где мне его найти? - спросил Босс, теперь прижимая лезвие к артерии солдата.
- В... В лаборатории, она совсем недалеко отсюда... - испуганно отвечал боец, переставший сопротивляться, - я правда больше ничего не знаю, пожалуйста...
Но договорить ему не дали. Босс, убрав нож обратно в ножны, сдавил ему сосуды шеи и отправил в царство Морфея как минимум на час. По крайней мере, он на это надеялся. Оттащив же бедолагу в кусты и прихватив с собой магазин от его винтовки, Снейк вновь услышал голос связного в наушнике.
- XOF... Никогда о них не слышал, - начал он, - не нравится мне это. Но учёный, о котором говорил этот парень... Может, он прольет свет на всю эту чертовщину?
- Вполне возможно, - ответил Босс, прокрадываясь мимо охранников и света прожекторов прямиком к лаборатории, - кроме того, что-то мне подсказывает, что эти... XOF как-то связаны с "Шифром".
- Да, такую возможность тоже нельзя отрицать. Конец связи.
И вот опять Снейк остался один на вражеской территории. Что ж, как будто в первый раз... Даже после пробуждения от криогенного сна, Босс всё ещё остался "Величайшим солдатом ХХ века", о чём вполне красноречиво говорило то, что он без особых проблем добрался ко входу в лабораторию, который охранялся двумя солдатами и был под взором как минимум двух камер (по крайней мере, именно столько смог насчитать Снейк, выглядывая из-за угла).
- Чтоб тебя... Час от часу не легче, - вновь пробурчал себе под нос Нейкид, выискивая какую-нибудь лазейку. И как назло не находил. Вот только на задании, помимо профессиональных качеств, большую роль играла и вездесущая госпожа Удача. И в данном случае она явно благоволила Снейку, ибо буквально через пару минут после того, как тот безуспешно пытался найти хоть какой-то способ пролезть внутрь, на территории административного комплекса (а именно в этой части базы находилась лаборатория) банально... Погас свет. Да, даже на вечно угрюмом после "Пожирателя Змей" лице Биг Босса в тот момент промелькнула улыбка. Он даже увидел шокированные лица охранников, когда те внезапно обнаружили себя в кромешной тьме. Правда, длилось это недолго, и, включив фонарики, один из них решил проверить, что там случилось с линией электропередач. Правда при этом оставался ещё один охранник.
"Что же с тобой делать, мать твою," - думал Снейк, уже готовя себя к тому, что придется таки отнять бедолаге жизнь, но совершенно внезапно вспомнив о магазине, что прихватил у того самого солдата, которого недавно усыпил. И вот, одним броском он привлек внимание бойца, и тот, доложив КП "о странном шуме", пошел осмотреться. Камеры всё ещё были выключены вместе со светом, и вход был чист. Как же мало порою нам нужно для счастья...
- Я внутри, - полушепотом произнёс Снейк кодеку, расположившись за сваленными в полутёмном коридоре коробками, и прислушиваясь к каждому шороху, дабы не попасться на глаза какому-нибудь зазевавшемуся учёному. Впрочем, в самом здании было тихо. Как отметил Босс, даже слишком тихо. И не сказать, что это ему особо нравилось.
- Отличная работа, Босс. Я смотрю, годы тебя всё таки пощадили, - усмехнувшись, сказал связной, после чего продолжил, - однако, рано расслабляться. Тебе ещё надо найти того учёного, о котором говорил тот парень. А с этим могут возникнуть проблемы, ибо всё, что мы о нём знаем, это то, что он седой, с лысиной и в очках и в белом халате... Не знаю, как ты, а я могу назвать как минимум штук десять учёных, подходящих под это описание.
- Ты забыл про то, что он заикается. Это может сильно помочь с поисками, - напомнил ему Снейк, - кроме того, он может знать, где тот человек, о котором ты говорил...
- Ты всё же решил вытащить его, да?
- Как получится, Хьюи, как получится. Мой жизненный опыт научил меня ничего не загадывать наперёд. Особенно когда ты один на вражеской территории - ответил ему Босс, прокрадываясь дальше по узким коридорам полевой лаборатории в поисках "седого заикающегося учёного" или, по крайней мере, хоть чего-нибудь, связанного с "Шифром" или с этими загадочными XOF.
__________________________________________
ТББ - Техника Ближнего Боя

Отредактировано Naked Snake (28.06.15 03:30:10)

+1

3

New Order – Elegia

Ничто уже не имеет смысла.

Все вокруг кажется плоским и серым, а некогда держащие рассудок на плаву хилые конструкции окончательно рухнули, оставив за собой лишь пыль и разруху. Те идеалы, что раньше менялись изо дня в день, но выглядели несокрушимыми, стимулы, заставляющие двигаться дальше, набирать темп, отчаянно искать выход с тонущего корабля – это все исчезло. Их будто вырвали с корнем, оставив за собой лишь зияющую рану размером с ту самую пропасть, в которую я лечу вниз головой. Мимо меня проносятся призраки моего прошлого, крича от безнадеги, сковывая меня по рукам и ногам, не давая даже шанса высвободиться. Я лечу вниз, наблюдая, как надо мной взрываются те хрустальные замки, что я когда-то строила, те нелепые мечты, что когда-либо заставляли мое сердце биться в два раза чаще – сейчас это все пожирает тьма, оставляя меня один на один с самой собой. Наверное, совершенно неудивительно, что уже пришло время делать ставки, кто кого – разрастающееся, как раковая опухоль, сумасшествие меня или я его.  В конце концов, к борьбе мне не привыкать – она длится столько же, сколько и моя жизнь, и иного я не умею, по всей вероятности. Все свое существование я противостояла своему фантомному врагу, изнуряя себя игрою с ним в кошки-мышки, так и не понимая, что на самом деле смотрю лишь в свое отражение. Все те люди, те события, та боль, что преследовали меня в течении всего пройденного пути – они лишь ширма, скрывающая меня от самого главного монстра, прячущегося в самых отдаленных закоулках моего сознания и терпеливо выжидающего своего выхода. И чудовище это, оно гораздо более жестоко и кровожадно, нежели любой из тех, о подножки которых мне приходилось спотыкаться, с кем доводилось сталкиваться в течении многих лет. И оно таково лишь по одной причине – никто не сможет ненавидеть меня настолько сильно, как я сама. Да, моя жизнь и правда – борьба. Жаль только, что в последнее время мне хорошо удаются лишь поражения.

Довольно сокрушительно понимать, что каждый выбор, который ты сделал в своей жизни, был неверным. Абсолютно каждый твой шаг вел лишь поближе к пропасти, и вместо того, чтобы нажать на тормоз, я лишь сильнее вжимала в пол педаль газа, несясь на всех парах прямиком в самое пекло. Люди ведь часто насмехаются над мотыльками, глупо летящими на убивающих их в итоге свет лампы, но только вот чем я сейчас отличаюсь от них? Человек, лишенный любых ориентиров, смекалки и интуиции, ребенок, лишенный твердой земли под ногами, но жаждущий хоть капли тепла. Единственное, что мной все еще двигало в то время, то, что заставляло меня подниматься на ноги и стараться идти дальше, было надеждой. Как бы это по-идиотски сейчас не звучало, но у этого чувства весьма разрушительная сила, что бы кто ни говорил. Когда мир, который я знала и любила, был на грани своей гибели, когда мнимое будущее покрывалось толстыми глубокими трещинами, у меня оставалась одна только надежда на то, что когда-то опять станет легче. Но облегчение не приходило. И в итоге мне осталась лишь тошнота.
Все воспоминания, цепью тянущиеся куда-то вдаль к моему прошлому, постепенно смазываются, превращаясь в одно пестрящее красками пятно, которое невозможно уже будет вывести. Мысли, люди, слова – они путаются между собой, скачут внутри моей черепушки, не давая мне наконец-то закрыть дверь в этот ад и потихоньку подвергнуться разложению, превратившись в прах, как и все, что я когда-либо знала и хоть немного любила. Я прекрасно понимаю, что после того, как меня вновь заключили в бетонной коробке, сковали руки и стараются подчинить остатки трезвого рассудка, у меня больше не осталось шансов почувствовать себя свободной. И единственное, за чем я продолжаю гнаться – это чувство завершенности. То, что ощущаешь во время концовки отличного фильма, когда все приходит на свои места и становится не так уж и жалко прощаться с происходящим, просто потому что у него нет своего продолжения. Я же таковым похвастаться на могу. Будто что-то все еще тянет меня мысленно прямо в гущу прошедших событий, беспардонно тыкая носом в ошибочную веру в чужие идеалы, которые мне всю жизнь насаждали – то ли родители, Брент, Августина, то ли моя собственная пьянящая, падающая пеленой на глаза злоба, обида и точащее мозг отчаянье. Я так и не успела пожить так, как мне того хочется, верить и испытывать то, от чего именно я буду счастлива, хотя бы некоторое мгновение. И это все ноет до звона в ушах. 

Ведь ничто уже не имеет смысла. И никогда не имело вовсе.

Я чувствую, как выгораю изнутри, из сердца и прямиком до кончиков моих пальцев, ощущаю каждое передвижение этого неонового жара по моим жилам. Тот монстр, что сидит во мне, он ведь нуждается в том, чтобы его кормили, но сейчас он чертовски голоден, и те, кто пытаются удержать его на коротком поводке, ведь понятия не имеют, что чем серьезнее ранен хищник – тем он опаснее. С каждым днем он отгрызает от меня все больше, выжигает изнутри своим адским пламенем, не жалея свой дом – он в ярости, он испуган, и он требует расплаты за свои страдания. Это чудовище, прижившееся во мне, не раз служило мне спасением, но оно же и стало тем бичом, что до мяса исполосовал мою спину – это дар, имеющий свою страшную цену, которую всегда приходится платить. Снующие вокруг уроды в белых халатах называют это сверхспособностями, даже не подозревая, что оно является чем-то большим, чем банальное приложение к изучаемому «устройству». Оно является полноценной, живой частью меня, и сейчас, не получив должного ухода, оно меня убивает.

- М-м-мисс Уокер, вы ведь п-понимаете, что было бы г-гораздо л-л-легче, если бы вы с-сотрудничали с нами? – противный голос старика действует на меня, как трение пенопласта о стекло. Острая боль, пронизывающая мой мозг тонкими иглами, потихоньку стачивает последние остатки какого-либо терпения, и единственное, чем я в состоянии сейчас ответить, это лишь грузный взгляд исподлобья. Сотрудничество? Довольно забавно звучит подобное предложение, когда твой собеседник спокойно сидит на стуле напротив тебя, подвешенной за руки цепями, и изнывающей от перенапряжения.
- Как можно сотрудничать с теми, умственные способности которых на самом деле оставляют желать лучшего? – я усмехаюсь. Выглядит довольно безумно, но мне правда смешно, ведь когда люди бьются о стенку головой – всего забавно, ведь так? И именно этим сейчас в метафорическом плане и занимается этот старый урод.
- В-вы опять за с-с-свое. Н-ну, что ж, будь по-вашему.
- Если до вас все еще не дошло, что голод способен убить человека, то да. Я опять за свое. А я голодна, профессор, очень голодна, - мой голос дрожит и это выглядит жалко. Будто я вот-вот готова была разрыдаться, но на самом же деле меня просто разрывает от той боли, что я ощущаю ежесекундно.
- То, ч-что мы делаем, п-поможет вам в б-будущем. П-представьте жизнь, в к-к-которой не будет надобности искать источников п-подзарядки, - от восторга мужчина даже хлопнул в ладоши, будто он действительно верит, что способен на подобное «открытие». Самое глупое, что он ведь никогда так и не поймет, что не все в этой жизни работает, как система, как механизм. Некоторые вещи куда более… живые, что ли. И такова их природа.
- И разумеется, в этом будущем мне придется работать на вас? – вновь усмешка. - Кем бы вы ни были.
- Н-ну, это довольно н-неплохие условия. К т-тому же, вы б-больше не будете ч-чувствовать этот… «г-голод». В конце к-концов, он-то в-вас и сгубил.
- Уж поверьте. Совершенно не он.

Я совершила ошибку – я за нее отвечаю. Винить других сейчас довольно мерзкое занятие, в особенности, когда ты сам пропустил свою жизнь сквозь мясорубку, ни разу при этом не поморщившись. Думаю, мало кого из тех, кто лишился жизни, семьи, любимых по моей вине, волновало то, что я чувствовала в тот момент, вряд ли им были интересны, что за ужасные монстры и призраки прячутся в моем рассудке. Никого не интересуют твои проблемы, а сам ты не имеешь права захватывать окружающих в их омут, но мне было на это плевать. Ведь обида, которая сжимала меня в тиски все упорнее, не давала спокойно дышать, она от одной лишь искры разошлась в огромный лесной пожар, который практически невозможно было потушить, сжигая все внутренние старания в прах.

Но я все ещё не могла собрать воедино всю картинку и понять, что же вокруг на самом деле происходит. Где я нахожусь? Кто все эти люди, что за организация? Неужели она не связана с ДЕЗом? И когда большую часть жизни тебе не дают нужной информации, когда ты можешь кормить себя лишь догадками, то со временем это может довольно осточертеть. Вот как сейчас. И будь у меня такая возможность, я бы точно воспользовалась ею и размазала свою же голову по ближайшей бетонной стене, лишь бы эти многочисленные мысли, паника, чувство незавершенности не стачивали меня, как черви, отгрызая от плоти кусок за куском. Я вновь ощущаю себя тем мотыльком, что прилетел на заветный свет фонаря, но теперь не способен вырваться – и он потихоньку сгорает, ощущая это каждой клеткой своего тела, не имея возможности высвободиться и прервать свою жизнь в один счет.

Отредактировано Abigail Walker (21.06.15 17:33:09)

+1

4

Когда находишься на один среди врагов быстро учишься не поддаваться панике. Быть хладнокровным. По крайней мере, при роде занятий Снейка были возможны лишь два исхода: либо ты приспосабливаешься и выжимаешь из ситуации всё, либо умираешь, и на твоё место приходит новый солдат. Солдат, который думает лишь о миссии и государстве, в руках которого он является лишь инструментом выполнения для очередной грязной работёнки. Этому его научила Босс перед самой своей смертью. Так и сейчас, тихими шагами идя дальше, Биг Босс внезапно оказался в освещённом коридоре. Прямо перед солдатом, в глазах которого читалось недоумение. Джон не раз видел такие глаза. Глаза человека, которые не понял, в чём дело. Если бы не годы практики, Снейк и сам бы растерялся, но тогда всё закончилось бы куда хуже, и последним, что он услышит, будет лишь голос связного, который спросит что-то вроде: "Снейк, что случилось? Снейк, ответь! Снейк!". Но, как я уже говорил, Босс был подготовлен к таким форс-мажорам.
"Чёрт, слишком быстро они врубили питание!" - пронеслось у него в голове, когда он уже держал на прицеле шею солдата, который только-только взвёл свою винтовку, - "слишком медленно".
Глухой звук "воздушки", и дротик с транквилизатором уже торчал из шеи охранника. Этой штуке требовалось приблизительно пять секунд, чтобы свалить коня. На человека хватило и секунды. Снейк же, с опаской оглядевшись по сторонам, и не найдя более угроз для своей миссии, быстро и тихо сблизился с усыплённым солдатом.
"Куда же тебя спрятать?" - думал Снейк, оглядывая коридор. Ответ пришел сразу же, как глаз зацепился за надпись "туалет", и он, недолго думая, взвалил на себя сопящего мужчину и, повесив на шею его винтовку, скрылся в туалете. Ему вновь везло, ибо туалеты здесь были с пресловутыми "кабинками", так что спрятать зелёного новичка труда не составило. А вот винтовку Снейк оставил себе, попутно взяв у спящего две обоймы к оной. Дальше же всё было по проверенной временем схеме: осматривать каждую комнатку, попутно уворачиваясь от настырных объективов камер наблюдения, лишь бы найти доказательства участия "Шифра" в деятельности этой странной военной базы.
"Чёрт!" - пронеслось в голове у Босса, когда тот, осмотрев очередной кабинет, обнаружил лишь отчёты о сгоревшей или бракованной аппаратуре, пару накладных и целую кучу жалоб на проблемы с освещением. И ни единого листочка о "Шифре" или таинственных "XOF". Вот только вместо этого судьба подбросила ему другой "подарочек", а именно: отчёт о переводе некого особого заключенного сначала из старого блока тюрьмы в пыточную, а затем и вовсе в подвал научного комплекса. Власть же над судьбой этого самого особого заключенного перешла от командира этой базы, Ллойда Кроули, к некоему доктору Зиновьеву.
- Странно... - прошептал себе под нос Снейк, изучив этот документ, а после вернув оный на место.
- Что такое? - раздалось из наушника Босса, - нашел что-нибудь по "Шифру"?
- Нет, - признался Снейк, - ни "Шифр", ни "XOF", ни сколь нибудь напоминающие названия не фигурируют в документах администратора базы. В архивах вообще ничего, кроме отчетности о боеприпасах и прочей подобной бюрократии. Мусор, одним словом.
- То есть, ничего?
- Я такого не говорил. Зиновьев. Тебе о чём-нибудь говорит эта фамилия, Хьюи?
- Зиновьев... Русский учёный, занимающийся исследованием экстраординарных способностей человеческого тела. Телекинез, телепатия, повышенный до невероятного уровня метаболизм...
- ...управление электричеством, - добавил Снейк, усмехнувшись.
- Что? - непонимающе переспросил Хьюи.
- Ничего, продолжай.
- Так вот, Зиновьев долгое время проводил подобные исследования для России, а после внезапно исчез.
- Вот так просто? Исчез? А после внезапно появился на территории американской военной базы в качестве учёного?
- Что? О чём ты?..
- О том, что здесь что-то не так. Кто-то укрывает Зиновьева от взора ФСБ, иначе от базы уже не осталось бы и мокрого места, а между Америкой и Россией разразился бы очередной скандал.
- Думаешь, Зиновьева укрывает "Шифр"?..
- Я ничего не думаю, но проверить это не помешает, - подытожил Снейк, после чего, вздохнув, добавил, - по крайней мере, он - наша последняя зацепка в этом деле.
- Ты прав. До связи, Босс.
Что ж, вот и конец очередного диалога по кодеку. Снова он один на вражеской территории. Вот только теперь он хотя бы сузил круг поисков. Нужно найти Зиновьева. А где он может обитать? Вероятнее всего, в том самом подвале научного комплекса, где сейчас и находился Джон. Да и найти этот самый подвал не составило труда, ибо на железной двери висела одноименная табличка. Войдя же внутрь, Снейк удивился. Ибо света не было. Он было подумал, что ошибся дверью, и попал в самую обычную военную подсобку или склад, но тут до его ушей донесся едва слышимые звуки дыхания. Кто-то был внутри. Кто-то очень ослабленный.
"Свет, вероятнее всего, был отключен ещё до всех этих проблем из-за дождя," - подумал Босс, включая фонарик, - "психологическое давление. Простое, но эффективное."
После же лучик света выхватывал из темноты детали, подтверждающие то, что Снейк всё же не ошибся с местом: пробирки, микроскопы, и даже рентген. Да и помещение было явно больше обычных подвалов. Видимо, было построено специально для этих целей изначально. После же Снейк осветил... Клетку? Да, именно так, довольно просторную, но всё же клетку. И в ней, привязанная руками к потолку, сидела девушка. Ослабленная, крайне ослабленная. Босс даже не был уверен, в сознании ли она, но, подойдя к воротам клетки, вызвал Хьюи:
- Кажется, я нашел нашего "особого заключенного".
- И он...
- Она, - поправил связного Снейк.
- Что?.. - недоумевающе переспросил он.
- Это она, Хьюи, - ответил Босс, пару раз "мигнув" ей фонариком, - и, судя по всему, она едва жива.
После же этого Джон несильно постучал стволом воздушного пистолета по пруту клетки.
- Эй, ты можешь говорить? - обратился он к девушке, попутно в очередной раз расчехляя отмычки.

Отредактировано Naked Snake (02.07.15 14:12:22)

+1

5

Если бы мир делился лишь на черное и белое, то я давно бы горела в своем собственном аду за все содеянное, нацепив на себя ярлык настоящего злодея, которыми пугают непутевых детей родители. Мои руки всегда были по локоть в чужой крови, будь то вполне себе настоящих ублюдков с улиц или самых обычных невинных людей – мне не раз пришлось обрывать чью-то жизнь, хоть иногда это происходило и не по собственной воле. Я не пытаюсь себя сейчас этим оправдать, мое существование и правда было переполнено довольно мерзкими поступками и глупыми ошибками, цепью тянущимися друг за другом, но у меня всегда была мотивация. Пусть и не каждый раз моя личная, а подаренная кем-то, кто для меня многое значил, но она была – и именно это позволяло мне всегда идти дальше, несмотря на то, что в итоге я все равно упиралась в глухую стену. Этот мир полон оттенков, и именно благодаря его многогранности, которой, может, многие даже не видят, я могу считать себя не насквозь прогнившим человеком, и по крайней мере достойным того, чтобы его хотя бы кто-нибудь выслушал. Да, у меня было довольно много времени здесь, чтобы обчистить самые темные углы моего рассудка, подвергшись самокопанию, и как бы я старательно не убегала от этого, я все равно продолжаю искать оправдания своей мотивации. Не перед обществом, не перед погибшими от моих рук людьми – а в первую очередь, перед самой собой. Возможно, для того, чтобы мне стало хотя бы немного легче дышать, поскольку, будучи запертой в четырех стенах, у меня нет возможности получить прощение от кого-то другого. Ведь мое существование сейчас это лишь нелепый круг повторений – медленно тянущееся время физических измывательств, а после них долгие часы моральных пыток, устроенных мною же лично в кромешной тьме подсознания. Я понятия не имею, какой сегодня день, месяц, и даже год. Я потеряла свой самый последний ориентир уже давным-давно и сейчас для меня все чересчур абстрактно, будто я все никак не могу вырваться из бесконечного лабиринта, день за днем попадая в очередной тупик. Словно жизнь превратилась в непрерывное течение, и единственное, что в нем меняется – это мое состояние. Все рамки стираются. Все события уходят ко дну. Остаюсь лишь я и мой любимый монстр, пожирающий меня изнутри.

Я не заметила, как доктор покинул комнату. Быть может, это произошло минут пять назад, а возможно и около часа – для меня само течение времени уже не так много значит, ведь сейчас более важен его конец. Когда-то ведь всё в очередной раз померкнет, но уже навсегда. И каждый раз открывая глаза мне кажется, что больше этого не повторится, но я продолжаю просыпаться из раза в раз, все неохотнее делая каждый вдох, продолжаю чувствовать острую боль, огнем растекающуюся по моим жилам, считая это единственным подтверждением того, что мир вокруг меня пока что реален. И эти моменты, когда сквозь мое тело проходят разряды электрического тока один за одним, когда мне вводят инъекции, после которых я изнутри выгораю – это являются доказательством того, что я все-таки существую. Довольно скверная у меня жизнь нынче, наверное, но пожаловаться здесь, увы, некому, да я и не привыкла. В конце концов, физическая боль превозмогается. Она становится чем-то таким же неосязаемым и отдаленным, как время, потерянное в этих местах, лишь изредка выдавая пару увесистых пинков под зад. Я научилась справляться с ней еще тогда, когда попадала под град пуль бойцов ДЕЗа – ведь когда у тебя есть стимул пройти начатое до конца, преграды как-то сами стираются, превращаясь в пыль.
Да, сейчас у меня тоже есть цель. Правда состоит она в самоуничтожении.

Меня трясло. Сквозняков здесь ведь с роду не было, казалось, будто все это чертово помещение наглухо запечатано со всех сторон, отчего иногда тянуло блевать от спертого горячего воздуха и отчаянно бьющего в нос запаха сырости, но с каждой секундой мне становилось все хуже. Холод пробирал до костей, дробя их почти что в пыль, а кожа наоборот же – горела. Казалось, словно внутри меня разрасталась огромная буря, минус сталкивался с плюсом, жар – со льдом, раскалывая меня на две ровные части, и так по кругу, каждую гребанную секунду, не прекращая. С каждым разом становится все сложнее понять, исходит ли срок действия у моего тела, или же это просто растаптывающее меня сумасшествие, ведь я ничего не могу знать наверняка. Я просто теряю последние капли трезвого рассудка, если они не выгорели еще несколько лет назад, когда я впервые решила, что в состоянии контролировать собственную жизнь, даже не подозревая, что уже являлась пешкой на чьей-то доске. Странно осознавать, что единственная вещь, которой я себя посвятила по своей же воле – была месть. Всю жизнь пытаясь не выходить за рамки, я ставила себе условия, придерживалась верности нелепым обещаниям и старалась особо не забегать за черту общественных устоев, считая себя искренне хорошим человеком. Или по крайней мере, не плохим, таким безликим и нейтральным существом, как и все вокруг – я хотела быть такой, как и окружающие, даже не понимая, что это уже никогда не будет возможным, ведь они сами вытолкнули меня из своего стада и оставили умирать. Я уже не являюсь частью ни добра, ни зла. Сейчас я вообще лишь пустое место.

В глухой тишине помещения раздался еле уловимый скрип отворившейся двери, после чего мое дыхание автоматически замедлилось, становясь почти неощутимым. Обычно, решив, что на данный момент я чересчур слаба, эти крысы в белых халатах, никогда не обращающиеся со мной, подобно с человеком, уходят прочь, и тогда я вырываю еще некоторое количество времени, падая обратно в темную пропасть забвения. Я ощущаю, как мое тело работает на износ, и что монстр, которого я когда-то приютила внутри себя, скоро окончательно озвереет, разнеся меня на куски. Они провоцируют его, травят из раза в раз, загоняя в угол, будто дикую кошку – отчего он становится лишь опаснее, отчаяннее и свирепее. Снующие туда-сюда ученые со своими взятыми из воздуха теориями не понимают, что суют свой нос в совершенно непостижимые для них вещи и до них вряд ли дойдет, что не прекращающиеся измывательства над тем существом погубят лишь их самих в дурном случае.
Но мне не жаль этих ублюдков, и никогда не было. Я хочу лишь защитить «его».
- И, судя по всему, она едва жива, - голос мужчины отбойным молотком выстукивал внутри моей черепной коробки, хотя говорил он достаточно тихо, видимо, пытаясь не привлекать внимания. Приподняв голову, я смотрю на нового гостя исподлобья, пытаясь уловить его смазанные движения, но получается довольно скверно, к слову, я даже не в состоянии сфокусироваться на происходящем. Вообще все вокруг находится гораздо дальше моего понимания, отсвечивая ярким светом ламп где-то из другой части этого помещения, слепя глаза, давя на нервные окончания и отплясывая некими сюрреалистическими мотивами, безнадежно меня запутывая.
- «Она», - передразнив, начинаю я, - вполне себе жива, - слова даются с трудом, и я чувствую, насколько со стороны это жалко выглядит. Наверное, когда ты находишься в подобном положении, то девиз «лучшая защита – нападение» вряд ли будет уместен, но по-другому я не умею. И, быть может, именно по этой причине я так яростно хочу защитить ту болезненную часть меня – мы с ней являемся одним целым с самого начала и до конца.

Отредактировано вип-попка (13.07.15 14:21:48)

0


Вы здесь » prostcross » межфандомное; » "Kept you waiting, huh?"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC