акция "щедрость"

пойнтмен, феттел и что-то происходит!
а эрик снова злодействует◄

шпонкаmorgana pendragon, пипидастрsebastian castellanos, пендельтюрdesmond miles, втулкаmarceline abadeer, балясинаdelsin rowe, пуцкаruvik




Волшебный рейтинг игровых сайтовРейтинг форумов Forum-top.ru

prostcross

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » prostcross » альтернативное; » just for fun;


just for fun;

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[just for fun]

http://funkyimg.com/i/YUtn.gif


Место действия и время:
Майами, бич;

Участвуют:
Оликс и Жонне;

Аннотация:
Самое время жрать пиццу и пиздить бомжей. http://sf.uploads.ru/jLHUf.png


Связь с другими эпизодами:
нопе

+1

2

MOON - Dust

Пиво, пицца, лучший друг и музыка, не пытающаяся выебать тебя прямо в мозг. Что может быть лучше? Пожалуй, ничего.
Алекс и Джонни просиживали здесь штаны уже не в первый раз. Понравилось двум парням это место. Вроде, не клуб, но не бар, да и кафешкой не назвать. Оно будто сочетало в себе все их лучшие качества. Подобное, для перегруженного дерьмом Майами, редкость.
- Эй, чувак, смотрел новости? - Алекс развалился на кожаном диване, держа в одной руке кусок своей любимой пиццы - пепперони, а в другой - вскрытую банку любимого пива. - Ага, я как раз о нём. Чёрт, этот мужик реально крут.
Студента мало интересовали вещи, происходящие в этом городе, но одна случайно услышанная новость по телику, заставила начать смотреть все вечерние выпуски. По прибрежному городу, кроме разномастных гопников и поганых русских мафиози, начали гулять парни в силиконовых звериных масках. Банда зверомасок, Майамские супергерои, орава психопатов - как только не обзывали их в эфире, но было понятно что относить их всех в одну группу глупо. Эти "войны невидимого фронта" наверняка не знакомы друг с другом. Впрочем, друзей, сильнее остальных, заинтересовал Джекет. Мужик, прозванный в честь своей неизменной куртки. Могли меняться маски, оружие, места, но куртка всегда была при нём.
- Знаешь, чего вчера услышал? - Мерсер начал пересказывать вчерашний новостной сюжет. Естественно, он был с участием их "героя". Брюнет активно жестикулировал, пока говорил. Раз, изображая удар битой, чуть не пролил пиво на куртку. Второй взмах оказался менее удачным, надкушенный кусок пиццы выскользнул и рухнул на пол, соответствуя всем законам физики, то есть, колбасой и сыром вниз, на что парень крепко выругался.
Пара девушек, сидевших достаточно близко, чтобы слышать их диалог, начали перешёптываться, а одни из них посмотрела на Алекса, как на кого-то буйного. Студент престольный взгляд заметил и без своего внимания не оставил. Наводить страху он умел. Набросил капюшон на голову, состроил серьёзную рожу и изобразил во взгляде такую страшную ненависть, что та же девушка, посмотрев на него снова, взвизгнула.
Дружная компания залилась хохотом. Или смеялся только Мерсер... Это было сейчас не важно.
- Курицы, бля... - он скинул капюшон, продолжая довольно ухмыляться, - Дана всё равно сексуальней, как думаешь?
Рассуждать о сестре в подобном свете было для него нормой. Чего уж, на все подколки сокурсников по поводу отсутствия девушки, которая на деле у него была, и Джонни об этом знал, он отвечал, что жахает свою младшую сестру. Благо, Дана шутила примерно по той же схеме. Многие поверили в реальность подобной связи.
Вечер плавно перетекал в глубокую ночь. Солнце ушло за горизонт, предоставив освещение вездесущих пальм Луне и неоновому свету вывесок. Но друзья всё ещё продолжали обсуждать дела насущные. Каждый выпил уже не по одной банке пива и умял далеко не один кусок пиццы. Гулянка подходила к своему логическому завершению, как голову начинающего генетика посетила одна мысль.
- А ведь эти маски можно купить, слышь... Что, а может погнали, ну-у-у, - парень задумался, как бы правильней назвать желание избить бомжа бейсбольной битой, но его друг оказался более находчивым. - Именно! Да, так и хотел сказать. Так, что? Погнали?

Отредактировано Alex Mercer (07.07.15 22:42:36)

0

3

Вокруг Джонни всегда было много людей. Куда бы он ни отправился, в каком бы состоянии ни был, рядом с ним каким-то магическим образом появлялся человек, готовый идти за ним сквозь огонь и воду хоть на край света. Так вышло, что в Майами таким верным приятелем оказался студент не то медик, не то инженер, который по всем законам жанра не должен был тяготеть к слишком бурной деятельности, а наоборот просиживать свои лучшие годы за кипой умной литературы или же ломая глаза над микроскопом. Джонни был немало удивлён тем, что вроде как занимающиеся общественно-полезным делом люди попросту не успевают жить на широкую ногу. Но вопреки ожиданиям этот Алекс оказался тем ещё сорвиголовой, с радостью рвущий все связанные с получающими образование шаблоны. Сам Джонни в своё время еле-еле окончил школу. Голос улиц, знаете ли, никакой грамотой не перебьёшь. И именно этот голос подсказывал ему что и как делать. В этот раз он подсказал ему ввязаться в одно слишком уж опасное дельце, и теперь он был вынужден как-то с этим жить. Впрочем, пока что оно не доставляло никаких неудобств. Разве что немного напрягало во время выпусков новостей, подстрекая старое-доброе чувство несправедливости. Ему до сих пор не нравилось, что кто-то уводит из-под носа его славу.

Пока из музыкального автомата льётся незатейливая танцевальная музыка, Джонни допивает отвратительное на вкус, но всё-таки укладывающееся в его финансы дешёвое пиво. Алекс сидит тут же, непренуждённо пережёвывая кусок пиццы и пытаясь при этом что-то говорить, на что ему отвечают понимающей ухмылкой. Всё внимание Джонни сейчас сосредоточено явно не на тёплых ламповых посиделках, ведь звездой этого вечера стал тот человек, на которого он будет показательно злиться до победного конца, но всё-таки в глубине души чувствовать, что этот поддонок – именно тот, на кого ему стоит равняться. Одиночка ли, или же действующий по тем же проклятым приказам по телефону – не столь важно. Джонни знает, что нашёл себе лучший пример для подражания, и если он хочет чего-то и добиться в этой приокеанской дыре, то ему стоит начать равняться на пресловутого Джекета. Никто не знал, как зовут убийцу в маске на самом деле. А круг почитателей не придумал прозвища лучше, нежели «Куртка». Просто «Куртка», та самая, что была на нём практически всегда, если верить свидетельствам очевидцев, снимкам с камер наблюдения и показаниям недобитых жертв. Но, судя по статистике, последних после работы Джекета уже не водилось.

- Эй, чувак, смотрел новости? – словно прочитав слишком уж громкие мысли Джонни, к нему обращается Алекс, намериваясь уже серьёзно завести разговор. – Да, - азиат пожимает плечами. – Очередная вылазка Джекета. Честно не понимаю, как его до сих пор не поймали. Настоящий профессионал. Или ты не про него?

- Ага, я как раз о нём. Чёрт, этот мужик реально крут, - Джонни внимательно следит за тем, как меняется выражение лица его приятеля. От скучающе-будничного оно переходит в самое настоящее азартное, и тот пускается во все тяжкие, со смаком пересказывая всё то, о чём некогда говорилось диктором. Цензура не позволяет показывать всего, но то, что Джекет раз за разом устраивает поражающую по своей жестокости кровавую баню в самых непредсказуемых местах, скрыть было сложно. Что-то просачивалось само, что-то дорисовывало воображение, ведь не так уж и сложно представить, во что превращается череп, если по нему несколько раз ударить битой или монтировкой. Судя по всему, с воображением у местных жителей было всё в порядке. Как итог – Джекет начал держать в страхе весь город, включая полицию, а его последователи (если они были вообще) подливали ещё больше масла в огонь. Джонни почему-то совсем некстати вспомнилась та аркада, в которую он играл позавчера днём в одном из майамских баров. Потратил немало монет, но всё-таки смог добиться своего. Игровые улицы просто кишели разного сорта бандитами, и главный герой самоотверженно боролся против них голыми руками. Подобным героем для Джонни был Джекет. Судя по всему, для Алекса тоже.

Ведь они оба были ничем не хуже остальных. Даже если Джекет действовал в одиночку, к нему всё равно прибивалась свора подражателей, поступающих не слишком профессионально, но всё-таки эффективно. Тем более у Джонни был боевой опыт, он умел мастерски водить машину и так же талантливо – копов за нос. Тем более он слишком уж засиделся на одном месте, что казалось ещё чуть-чуть, и он начнёт пускать корни в пустой съёмной квартирке неподалёку от общественного пляжа. Шумное, нудное место, но оно его устраивало. Даже каждодневные толпы простых работяг не смущали его. Джонни нечего было прятать от этих людей. Разве что своё недавнее прошлое, которое грозилось вот-вот повториться. Перемещая ленивый взгляд со своего приятеля на пустую коробку из-под пиццы и обратно, он думает вовсе не о том, о чём теперь ему заливает Алекс. Его даже не волнует, что на них как-то странно косятся посетители, явно смущённые темой разговора. Джонни думает о том, что ему пора действовать. И если Алекс на подхвате, то всё сложится ещё лучше, чем можно предположить. Но, как уже говорилось, сам Гэт обладал странной особенностью – он притягивал к себе таких же сумасшедших, как и он, людей. Поэтому он ничуть не сомневался в том, что однажды предложение будет озвучено. И вот, пришла и их минута славы.

- А ведь эти маски можно купить, слышь... Что, а может погнали, ну-у-у…

- Отпиздим парочку беспризорников, бро? – Джонни, как прежде сам Алекс, меняется в лице, и это выражение не сулит ничего хорошего для тех, кто рискнёт встать у них на пути. Ведь он уже знает, что такое убивать человека. Не просто бить, ломая ему нос или вышибая на несколько минут дух. Действительно забивать до смерти голыми руками, не оставляя жертве никаких шансов. Это занятие было сродни наркомании – попробовав однажды и не понеся наказания, тебе захочется ещё. И ещё. И так до бесконечности, пока твой кровавый путь не прервёт такой же отморозок, как и ты сам, или же ты сделаешь неверный шаг и провалишься в пропасть. - Именно! Да, так и хотел сказать. Так, что? Погнали?

Он ещё спрашивает. Видно, что парня разгорячил алкоголь и желание выделиться и оторваться от серой будничной жизни, поэтому даже взбалмошный Гэт на его фоне кажется излишне спокойным и хладнокровным. Он не знает, сталкивался ли сам Алекс действительно лицом к лицу с теми, кто реально может оказать сопротивление, но живой азарт имеет привычку перекидываться на всех, кто находится в ближайшем от источника окружения, поэтому Джонни не сомневается в успехе их предприятия. Через пару минут они вываливаются на улицу, ещё через десять вовсю едут по ночному городу, перебрасываясь многозначительными улыбками и нагло переключая друг другу радиостанции на магнитоле.

- У меня есть маска, - будничным тоном признаётся Джонни, сворачивая руль вправо и выезжая на плохо освещённый перекрёсток торгового квартала, где помимо сувениров и забавных вещиц продают более серьёзные вещи, вроде героина. – Старая, рваная. Ну, не то чтобы совсем лохмотья… Брал когда работал аниматором в каком-то занюханном кафетерии. Представь, было время, когда я действительно пытался найти себе нормальную работу.

Джонни врёт, и если Алекс хорошо соображает, то он может понять это. Никакой работы, кроме телефонных звонков с заказами, у Гэта с момента его обоснования в Майами не было. И нетрудно догадаться, для чего ему вообще была нужна эта маска. Но факт есть факт – дабы продемонстрировать правдивость своих слов, Джонни открывает бардачок, и на колени к Алексу вкупе со старыми просроченными штрафами выпадает латексная маска в виде головы тигра.

- Как тебе? – он усмехается, но на этот раз продолжает следить за дорогой. Где-то неподалёку был магазинчик всякой костюмированной всячины, и если верить его памяти, до него оставалось меньше минуты езды. – Собака сжевала, а я уволился. А чтобы не дай бог не прикопались держал её здесь. На всякий случай.

У них ещё есть шанс остановиться и не делать глупостей. Но, как известно, кто не рискует, тот не попадает в новостные сюжеты. Поэтому Джонни, таки отыскавший нужную дверь, притормаживает у бордюра возле магазина и выходит наружу.

- Пойдём за компанию, - пробежавшись по ступенькам, он обращается к другу. – Скажем, что у нас вечеринка. Правда я в душе не ебу, какую мне брать.

На таких поздних посетителей любой нормальный продавец поглядит с подозрением, но стоящему за прилавком парню, кажется, всё было равно на то, кто и зачем к нему приходит. Им это на руку. Чем меньше шанс быть запомнившимися для случайного свидетеля, тем больше уйти от полиции незамеченными. Предоставив право выбора Алексу, Джонни отходит в сторону, начиная увлечённо рассматривать дурацкие парики и бутафорское оружие, в то время как в его багажнике находится самый настоящий склад смерти, исключающий огнестрел, но подразумевающий всё то, чем орудует Джекет. Как-то некстати и глядя в примерочное зеркало Джонни думает о том, как сильно они похожи, и как сильно они различаются. Ведь странный майамский мститель всё делает по только одному ему известным причинам. Джонни же в своё время преданно тащился за указаниями по телефону. И если бы он знал, как глубоко сейчас заблуждается, то ни за что в жизни снова бы не ступил на эту кривую дорожку.
[NIC]Johnny[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Gi38F.gif[/AVA]

+1

4

Алекс, что удивительно, с детства много дрался. Очень много. Но это совершенно не мешало ему быть лучшим учеником в параллели до самого окончания школы. А потом, переезд, подольше от мамаши-уголовницы, поступление в университет, девушка. Вся его конфликтность будто испарилась. Но на деле, вся эта злоба копилась, не находя выхода наружу. Специально нарываться на неприятности было опасно, ведь в один вечер он мог просто не вернуться домой, оставшись валяться в каком-нибудь загаженном переулке, с глубокой раной от ножа или проломленной головой. Спортивные секции не помогали выпустить пар, скорее, только больше подпитывали его желание избить кого-нибудь. Занятия боксом окончились с поломкой челюсти и пары рёбер. И нет, сломаны были не его кости. Отходил он туда всего пару недель, как и на рукопашный бой. Выгоняли, угрожали судами, но дальше ругани дело не заходило. Всё же ударный спорт достаточно травмоопасен, ну, а что делать человеку, у которого от природы хорошо поставлен удар?
И в один прекрасный день он пересекается с Джонни...

Движимые идеей воздать должное животной природе человека, парни уже едут по пёстрому Майами. Ухмыляются, споря без слов о том, что должно играть в машине в этот момент. Алекс был к этому деду не был слишком придирчив, поэтому и первым уступил право выбора своему другу, полностью переключив внимание на ночной город, мелькавший за приоткрытым окном.
- У меня есть маска, - Будто невзначай сообщает Гэт, уже на подъезде к целой улице, состоящей из магазинов и ларьков. Именно здесь, видимо, они и найдут желаемое. История про "работу аниматором" была достаточно правдоподобной, но сама маска и её повреждения были уж слишком подозрительные. Да и Алекс отчаянно не мог представить Джонни на работе в кофетерии. Вот если бы он в ней людей убивал...
- Охотно верю, чувак, - смеётся он в ответ. Студент внимательно рассматривает тигриную голову. Кроме неровных рваных дыр было несколько бардовых пять, не как не соответствующие легенде. - Да не такая уж она и хреновая, мне даже нравится - И ведь реально понравилась. Маска не смотрелась чем-то искусственным, а будто содрана прям с тигра, после жестокого боя.
Они, наконец, прибывают на место. Магазин с самыми разными костюмами и сопутствующими вещами. Несмотря на поздний час, он был открыт, а значит рассчитан далеко не только на родителей, покупающие костюмы своим детям на утренники и праздники.
- Пойдём за компанию. Правда я в душе не ебу, какую мне брать, - Гэт проворно взобрался по лестнице ко входу в магазин, пока Мерсер утрамбовывал маску в бардачок, засовывая туда же выпавшие уведомление о штрафах. Только разобравшись с этим, студент нагнал друга.
- Да зачем с этим ебаться сильно? Глянем чё там есть, для начала. Не будет на витринах подходящего, попрошу на складе поискать. Ну, а если совсем жопа будет, ты сможешь надеть свою старую.
Пройдя внутрь, Алекс ожидал хотя бы любопытного взгляда от продавца, но тот полностью игнорировал посетителей, с отсутствующим видом листая комикс. И чёрт бы с ним, однако. Друзья сразу расходятся по разным углам, но поисками масок был занят только брюнет, пока Джонни рассматривал себя любимого в зеркале.
Мерсеру сразу попалась на глаза маска лошади. Сама серая, невзрачная, но какое-то совершенно безумной выражение её морды невольно заставляло парня улыбаться. Но заканчивать на ней свои поиски смысла мало, так что взгляд побежал дальше. Петух, богомол, свинья, жуткая крыса, сова, прочее, прочее, прочее. Выбор обширный, ничего не сказать. Алекс даже немного растерялся, продолжая поражаться такому разнообразию. Ещё несколько минут мучительного выбора. Он умудрился даже найти почти такую же маску, как у Гэта в машине. Пропустить её совесть не позволила, так что одна уже есть. Рядом был скалящийся волк. Смотрелась маска куда внушительней забавно-шизанутой лошади, поэтому Алекс в итоге выбрал серого санитара леса.
Касса. Парень за ней не проронил ни одного слова, пробивая покупки. Платил Мерсер из своего кармана, не планируя потом требовать деньги с Джонни. Студент потормошил друга и указал головой на выход, попутно продемонстрировав обновки.
- Мда. Даже пиздеть про вечеринку не понадобилось, - Заговорил парень только в машине, будто разочарованный подобным, - Бля, меня это заводит. Поехали уже, чувак, не томи.
Как только машина тронулась, брюнет выудил свою маску из пакета, желая поскорее примерить. Не понятно где в ней были дырки для глаз, но обзор хороший, что не могло не радовать. И свою радость Алекс выразил каким-то странным хихиканьем.

+1

5

С момента первого звонка, раздавшегося в съёмной квартире Джонни, прошло достаточно времени, чтобы он хотя бы попытался забыть о том, что когда-то делал если не по зову сердца, то ради денег точно. Он честно не хотел повторения – ему было достаточно полученного опыта. Ведь после того, как его чуть не убили вместе с остальными членами организации, Джонни зарёкся иметь хоть какое-то отношение к звериным маскам. И это в то же время не мешало ему восхищаться смелыми поступками Джекета. «Смелыми» - потому что он был уверен в том, что парень под маской действует исключительно из собственной инициативы. Ему бы в голову не пришло хотя бы раз подумать о том, что его герой точно такая же жертва обстоятельств, как и он. И если бы ему выпал шанс выбирать между той чёртовой сектой и Джекетом, Джонни бы не раздумывая встал на сторону парня в петушиной маске, потому что ему  хотелось находиться подле сильных и быть у них на подхвате. В этом был некий смысл. Больше, конечно, было безумия, но кто не безумен в наше время?

Алекс жаждал веселья, как сам Джонни в своё время, и он не мог осудить своего приятеля за это. Вместо образумливающих речей, направленных на принятие верного решения, Джонни, после того как оба друга вернулись в салон, молча вручил Алексу складной нож. Они могли бы всё списать на забаву, действительный маскарад, повлекающий за собой безобидные развлечения. Могли бы остановиться на покупке латексных масок, а потом поехать домой и засесть в них за видеоигры или просмотр какого-нибудь боевика. Поступить, как мирные люди, в то время как на улицах города царила самая настоящая война. У них был шанс не совершать ошибок. Только вот Джонни было абсолютно наплевать на все эти пресловутые шансы. Ведь он твёрдо знает о том, чем он займётся этим вечером.

Возле видео-салона, мимо которого проезжает парочка новоиспечённых ночных мстителей, так толком и не успевших примерить свои новые маски, группа людей в белых костюмах кого-то вдумчиво месит. Звуки ударов отчётливо раздаются в ночной тишине, мешаются с чьими-то всхлипами, теряются в воздухе посреди гудения трансформатора, поддерживающего освещение в магазинчике. Джонни знает это место. Им владеют брат с сестрой, а сам Гэт нередко заскакивает к ним, чтобы одолжить в прокат парочку-другую фильмов. Джонни так же знает, что это за люди, что систематично избивают сейчас старшего владельца, в то время как его сестра сидит подле стены, поджав колени к груди, и давится рыданиями. Белые пиджаки с голубыми рубашками носят представители русской мафиозной структуры, плотно обосновавшейся в Майами – в своё время Джонни убивал одетых подобным образом людей пачками, не испытывая при этом никакого сожаления. Он не знал их, они не знали его. Все отношения основывались на летальных ударах и принципе «если не я, то меня». Бизнес – ничего личного. Так было раньше, но сейчас всё заметно меняется, ведь не знай Джонни владельцев, он бы проехал мимо, оправдавшись перед Алексом тем, что подобные кадры им не по зубам. И так было бы лучше для них обоих. Только вот Джонни слушает голос разума в последнюю очередь. И по этой причине он давит педаль тормоза, молча выходит из салона, огибает автомобиль, чтобы после извлечь из бардачка монтировку с гвоздодёром. Уже вооружившись, он возвращается в салон, кивает Алексу и надевает на себя маску, которая до сих пор пахнет свежей резиной и краской.

Мир всегда видоизменяется, стоит человеку примерить на себя какую-то маску, помимо своей собственной. Становится уже, сжимается до размера прорезей для глаз, но вместе с этим обретает свои особенные черты, невидимые простым взглядом. Джонни отлично помнит, как чувствовал себя в первый день, когда он вышел на зачистку. Он хотел бы повторения, но этому не суждено случиться заново, ведь за время подготовки и реальных вылазок все его движения и атаки стали чем-то действительно самими собой разумеющимися. Было время, когда он мог шутить про то, что он майамский Бэтмен. Потом правда не до шуток стало. Потому что погрузившись в это кровавое безумие один раз очень сложно потом очиститься. И хоть говорят, что в одну и ту же реку не войти дважды, Джонни чувствует, что ему удалось провернуть подобный трюк – только что, в режиме реального времени, когда он возник за спинами слишком увлечённых дракой людей из темноты ночных подворотен, нанося первый удар монтировкой плашмя. Знакомый звук ломающихся костей придал ещё больше реальности происходящему, на что Джонни реагирует так же остро, как если бы ему на открытую рану высыпали солонку. Посеяв на пару секунд смятение в рядах и вызывая ряд рязонных вопросов из разряда «какого хуя?» и «кто это нахер такой?», он отскакивает в сторону с глухим рычанием, ставшим практически утробным из-за маски. Он прекрасно знает, что из кучки русских не выживет никто, и это факт заставляет жаждать их крови ещё сильнее. На него бросается пара рослых мужчин, но он уходит от ударов, уклоняясь то вправо, то влево, повсеместно нанося ответные по рукам и рёбрам тяжёлым железным прутом. Когда один из нападавших оказывается на коленях, Джонни перехватывает монтировку вертикально гвоздодёром вверх, замахивается и выбивает напавшему нижнюю челюсть, из-за чего та провисает на связках так же нелепо, как висят отжившие своё неоновые лампочки под Рождество. Мужчина валится на землю с глухим воем, остальные шарахаются в сторону, но  им бежать некуда. Сзади его наверняка страхует Алекс, который хоть и не матёрый убийца, как его приятель, но наверняка прекрасно знает, что такое драться. Атакующие снова не выдерживают: трое бегут в сторону Алекса, двое – среди которых один недобитый – снова к Джонни, на что он незамедлительно реагирует броском монтировки в лицо. Парень хватается за разбитый нос, в то время как его напарник знакомится с асфальтом затылком. Джонни секундой ранее повалил его на землю, и теперь методично разбивает его череп о твёрдую землю. Ему нравится, как хрустят кости врагов под точными ударами, и то, как руки обагряются кровью, становятся липкими, мерзкими, пахнущими смертью. После того как мафиози перестаёт трепыхаться, Джонни переходит к оставшемуся, тот ползёт в сторону мусорных баков, пытается защититься, но Гэт оказывается быстрее и проворнее. Ещё пара мгновений и он выдирает ему черепную кость воткнутым в голову гвоздодёром, а после растаптывает голову в кашу сильными ударами ногой, из-за чего его лиловые кеды и часть штанины насквозь пропитываются кровью, становятся тёмно-багрового цвета, мокрыми и тяжёлыми. Джонни возвращается к пострадавшим, оставляя за собой красные следы на асфальте. Ему немного неприятно наступать, но это всё мелочи.

Сестра владельца всё ещё сидит возле стены, её брат порядком изуродованный, но всё же живой полулежит, облокотившись на фасад магазинчика, кашляет, сплёвывая кровь на асфальт рядом. Вид у него тот ещё. Джонни испытующе смотрит на расписного мальца, затем на перепуганную девушку и, наконец, на своего приятеля Алекса. Он ждёт, что тот будет делать, потому как свидетелей оставлять в этом городе очень и очень опасно. С другой стороны, они должны быть благодарны парням в масках за то, что те спасли их жизни. И Джонни слишком хорошо знает эту парочку, чтобы позволить себе так низко с ними поступить.

- Вызови «скорую», - наконец произносит он достаточно тихо, чтобы его голос не узнала девчонка, но и всё-таки внятно, чтобы его расслышал Алекс. Сам он остаётся на стрёме в ожидании своего друга. И если после этого Мерсер захочет продолжать убивать людей, Джонни ничего не останется, кроме как умывать руки. Жажда справедливости для него всё же была превыше всего. Слегка задрав маску, чтобы был виден только подбородок и рот, Джонни зажимает в зубах сигарету и закуривает, прислонившись к стенке рядом с притихшими пострадавшими. Он прекрасно понимает, что если они что-то задолжали русской мафии, их не оставят в покое. Тем более после случившегося. Так назревает ещё одна тема для разговора, и озвучить её он сможет лишь после того, как его приятель вернётся в плохо освещаемую сырость подворотни.
[NIC]Johnny[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Gi38F.gif[/AVA]

Отредактировано кунг фьюри (14.07.15 03:16:11)

0


Вы здесь » prostcross » альтернативное; » just for fun;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC