акция "щедрость"

пойнтмен, феттел и что-то происходит!
а эрик снова злодействует◄

шпонкаmorgana pendragon, пипидастрsebastian castellanos, пендельтюрdesmond miles, втулкаmarceline abadeer, балясинаdelsin rowe, пуцкаruvik




Волшебный рейтинг игровых сайтовРейтинг форумов Forum-top.ru

prostcross

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » prostcross » фандомное; » welcome to the Masquerade


welcome to the Masquerade

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[welcome to the Masquerade]

http://29.media.tumblr.com/tumblr_liigoiuc7T1qa8hnvo1_500.gif


Место действия и время:
Камелот, давным-давно;

Участвуют:
Arthur & Morgana Pendragons;

Аннотация:
В Камелоте любят праздники, ведь чтобы повеселиться нужен лишь только повод, порой даже самый крохотный. Пендрагоны любят праздновать на широкую ногу, потому не скупятся, приглашая к себе гостей. Вот только когда королевская семья как кость в горле её многочисленным врагам - нужно быть осторожнее. Один из старых, как мир, праздников в одном известном королевстве обернулся полным провалом и теперь главная задача - выставить любезных гостей прочь, пока те не перерезали тебе горло.


Дополнительно

будет.


Связь с другими эпизодами:
не исключена.

+1

2

Артур с детства любил праздники. Все ходят в красивых и, откровенно говоря, забавных нарядах, в замке много людей, да и праздничная еда отличается от обычной. Ещё можно не спать допоздна, до тех пор, пока не уедет большинство гостей, потому что все хотят поговорить не только с королем, но и с юным принцем. А у всех гостей всех времён и народов есть одно общее свойство: они любят засиживаться. Им хорошо, их кормят, поят, развлекают, а вежливый хозяин может и сказать «не уходите так рано, останьтесь ещё ненадолго». Ну, разве можно отказать хорошему человеку? Конечно же, нет.
Но со временем взгляды Артура на подобные мероприятия изменились. Чем старше он становился, тем меньше хотелось ему находиться среди гостей, скрашивать их отдых разумными беседами. Он постепенно понимал, что аристократы из других королевств мало чем отличаются от привилегированных жителей Камелота, а порой находил их даже более скучными, чем своих соотечественников. Но если маленькому мальчику ещё прощалось невнимание, лёгкое баловство, то юноше это было уже непозволительно. Так, праздники превратились для Артура в череду мудреных фраз, строгому следованию этикета, выведыванию тайн у соседей. Но более всего Артур терпеть не мог произносить тосты. Они у него получались хорошими, всем нравилось, он сочинял их достаточно легко, но он не считал сочинение пустых речей и в сущности банальных пожеланий талантом, коим необходимо обладать будущему королю.
Но среди всех недостатков молодой принц находил и достоинства в подобных времяпрепровождениях. С возрастом он смог оценить не только пышность одежд гостей, роскошm украшений, но и красоту самих людей, в особенности девушек. Их утонченные манеры, конечно, иногда раздражали Пендрагона своей наигранностью, но он не мог не отмечать то, что большинство присутствующих дам действительно привлекательны. Ну, и жительницы Камелота, само собой, тоже были неотразимы.

Сегодня праздновался один из старых праздников. В Камелоте провожали зиму. По-настоящему снежных зим в королевстве почти не бывало, эта не была исключением, но настоящие цветы всё же было проблематично достать, поэтому их и не было. Вместо них весь замок был украшен разными лентами из дорогих тканей, искусственными растениями, сделанными из тех же тканей и прочных прутиков. Свечи стояли в изысканных канделябрах, сверкала люстра. Даже факелы, казалось, горели сегодня ярче обычного. Некоторые гости уже прибыли, некоторые пока ещё находились в пути. Все они были красивы и вежливы. Мужчины были галантны, женщины – милы и спокойны. Артуру нравилось эти моменты. Большие украшенные здания выглядят очень нелепо, когда в них мало людей. А сейчас людей было уже достаточно, но всё ещё не было шумно – идеальное время.
Артур огляделся в зале, в котором он находился. Стол был накрыт, но за ним пока мало кто сидел. Отец говорил с каким-то северным королем, имя которого постоянно вылетало из головы Артура. К счастью для принца, он умел поддерживать беседы, не называя собеседника по имени, это никогда не было для него проблемой. Утер посмотрел на сына и взглядом «сказал», чтобы тот искал среди прибывших гостей скучающих и поговорил с ними. Обведя зал глазами, Пендрагон заметил двоих заскучавших людей, стоящих у разных стен. Артуру удалось завести беседу в такое русло, чтобы им вдвоем было интересно, а его присутствие и не требовалось. Удовлетворившись своей победой, принц вновь присмотрелся к людям. Медленно, но верно, прибывали все, кто должен был прибыть. Людей становилось больше, и все они были чем-нибудь заняты. Говорили друг с другом, начинали есть, просто гуляли, рассматривая убранство зала. Быстро поняв, что здесь нет ничего интересного, Артур заметил Моргану и почти незаметно помахал ей рукой. Так, чтобы не привлекать внимания людей, но так, чтобы девушка заметила.

+1

3

Каждый праздник для придворной леди начинается задолго до его официального начала. Нужно столько всего сделать, чтобы к вечеру быть блистательной и поражать всех с одного лишь взгляда, столько всего успеть. И ради этого, во-первых, следует выспаться, хотя, когда тебя мучают кошмары это довольно трудно. Словно бы сознание пытается разыграть комедию и снова и снова заставляет чей-то клинок проникнуть в грудь Артура, лишая Камелот будущего короля раз и навсегда. Снова и снова, словно бы на повторе мгновение возвращалось и клинок с удивительной легкостью проникал между ребер и уходил навстречу с полным гордости сердцем, а Моргана могла все это видеть, но не помешать. Всего лишь молчаливый зритель на этом представлении. Пендрагон не могла понять кто и зачем убивает принца, причину всеобщей суеты вокруг. А может быть это она убивает его? Её сознание играет с ней и после всех ссор с Артуром вот так отыгрывается на юноше за свою хозяйку. Но это слишком жестоко и, когда Моргана с криками просыпается в слезах, она только и может, что молиться за свой рассудок, чтобы ей даровали очищение от дурных мыслей и видений. И под самое утро ей, как и всегда, чудом удается забыться тяжелым сном, чтобы быть разбуженной Гвеневрой уже днём.
Дальнейшая череда событий скучна и неинтересна, но приятна любой даме. Завтрак, горячая ванна с ароматными травами, выбор платья, прически, подбор украшений - всё это может занять так много времени и того не поймут мужчины, но увидев результат они только и могут, что глазеть на женщин круглыми от удивления глазами. У Морганы в этом было особое преимущество - воспитанница короля от рождения была награждена красотой и дорогие шелка лишь подчеркивали прелесть её белоснежной гладкой кожи, драгоценности в тёмных волосах сияли словно звезды в ночи, а алые губы то и дело расплывались в улыбке, когда она разговаривала с людьми. В светских беседах Моргана была мастером и занимать гостей, когда то было нужно - ей не впервой. Так было и сейчас, когда девушка присоединилась к гостям, что уже собрались в зале и с достоинством пронося свою длинную юбку мимо всех, иногда задерживалась, чтобы завести с кем-то диалог, обмениваясь новостями или мило разговаривая о погоде, а ещё чаще принимая восхваления своего внешнего вида, что заставляло искренне расплываться в улыбке. Моргана не была гордячкой, такой как Артур, но слышать похвалы своему внешнему облику приятно любому, и этим она действительно наслаждалась и пребывала в прекрасном расположении духа, сияя от удовольствия.
Заметив Артура, Моргана прервала беседу с какой-то старой дамой и со всем своим достоинством прошествовала к принцу, особо не торопясь при этом. Вот ещё, а не то подумает, что леди бегает за ним как собачка, что было бы просто ужасно. И, тем не менее, оказаться в компании принца ей было приятнее, чем говорить об абстрактных мелочах с каким-нибудь пожилым неприятным ей гостем, который, не смотря на всю его вежливость, явно не скрывал того, что он в открытую её рассматривает и на это Моргана так же должна была улыбаться, потому что этикет был выше её неприязни. С Артуром она могла снять маску вежливости и даже поддразнить молодого Пендрагона, практикуя свой острый язычок на молодом льве. Гвеневра всегда думала, что её леди станет новой королевой, ведь она этого достойна, но для этого Моргане пришлось бы выйти замуж за Артура, а это девушке казалось полной глупостью, ведь принц всегда был таким самовлюбленным и заносчивым, не признающим своих ошибок. Задирать Артура было интереснее. Воспитаннице Утера всегда становилось весело, когда она побеждала в их словесных дуэлях и принц отходил в сторону с задранным кверху носом. В другой ситуации Моргана могла подойти к Гвеневре и жаловаться подруге на то, какой принц осел и как он задел её своими словами и поведением. Но Артура она считала своим другом как не складывались бы обстоятельства.
— Гвен сказала мне, будто слышала, что артисты задумали для нас какое-то особенное развлечение. Ты знаешь что-нибудь об этом? Также я слышала, что они приехали к нам издалека и много чего умеют. Вот бы скорее увидеть их представление. Интересно, чем же таким особенным они могут удивить нас? Кстати, я видела, как ты тренировался сегодня во дворе. Неплохо, но если хочешь выиграть в завтрашнем турнире и сопровождать меня на пир - придется приложить ещё немного стараний, мой принц, - улыбается Моргана, с удовольствием отпуская шпильку будущему королю Камелота. На самом деле она не знала человека, кто был бы сильнее и храбрее Артура в королевстве, но не сказать что-то в этом духе она просто не могла - ей было скучно, и она хотела развлечься. Хотя с ещё большим удовольствием она бы сейчас схватила Артуров меч и сама побежала тренировать свой бой во двор, жаль только это не дело леди. Не во время празднества.

+1

4

Когда они с Морганой оказались рядом, Артур вежливо улыбнулся. Ему было приятно общество этой девушки, поэтому он даже прощал ей её привычку задирать его.

- Артисты? Да, я, кажется, тоже слышал о них сегодня. Но, знаешь, этот день был не самым спокойным: все эти приготовления… Поэтому я решил просто принять информацию о том, что у нас на празднике будет нечто необычное, однако решил не вникать в суть. Во-первых, как я уже сказал, времени не было на это, а во-вторых, сюрпризы – это штука хорошая, особенно приятные сюрпризы. – Артур весело прищурил глаза. На самом деле он услышал об этих артистах впервые, но не принц не мог выдать себя Моргане; ему не хотелось показывать, что он знает меньше её, даже если дело касается чье-либо выступления на празднике. Всегда нужно быть на высоте.

- Ха, - ответил он в ответ на последнюю фразу Морганы. – Ради тебя, моя леди, я готов сражаться лучше любого рыцаря Камелота, ты это знаешь, – Артур ещё раз улыбнулся своей сестре. – Однако было бы забавно сражаться против своего собственного отражения. Ты не находишь? – конечно же, Артур не считал себя самым лучшим воином Камелота. Но, чего скрывать, Пендрагон был небезосновательно уверен в том, что является одним из лучших. – Вот чтобы сражаться с собственным отражением, да, мне нужно приложить действительно очень много усилий. Ты только представь. Ты бьешь врага, он, вроде как, сдается, но тут же выясняется, что вокруг тебя оказалось с десяток таких же врагов. А против десятка себя я пока что не готов сразиться. Но в скоро буду в форме, обещаю.

Тем временем прибыли все гости. Здесь собрался высший свет окружающих Камелот стран, потому праздничный зал казался одной большой тарелкой какой-то разноцветной каши. Здесь были и мужчины в доспехах (причем, не только охрана из рыцарей Камелота), и знать в мантиях, дамы в своих лучших нарядах. И все эти люди уже не нуждались в обществе Артура и Морганы, чтобы разогнать свою скуку. Каждый нашел себе как минимум одного собеседника. Находились и те, кто собирал вокруг себя отнюдь немалочисленное количество людей, готовых слушать и внимать. Артур слегка нахмурился. В руках людей постепенно возникали бокалы с вином. Причем, эти бокалы появлялись и у тех мужчин, которые славятся своим грозным нравом. Артур нахмурился. Как правило, праздники в Камелоте, да и во многих других королевствах, проходят без неприятных инцидентов, но Пендрагон несколько раз за свою жизнь становился свидетелем того, как даже, казалось бы, лишь слегка опьяненный вином человек воспринимал невинную колкость в свой адрес, как смертельное оскорбление, а потому затевал драку.

К счастью, вскоре свою речь о празднике начал Утер Пендрагон, что вынудило людей оторваться от напитков и еды. Чего королю Камелота не отнимать, так это красноречия и умения заинтересовать толпу. Пока он говорил, никто в зале не просто не ел или не пил, а даже не произносил ни слова. Зато когда он закончил, в зале вновь зашумели разговоры, которые прервались лишь на пару минут, когда свою краткую речь произносил Артур. В зале появились шуты, фокусники. Они выступали по очереди и одновременно, в зависимости от того, какой номер ставится. Один фокусник напугал некую даму вдруг появившейся из рукава серой мышью, однако тут же превратил зверька в красивый цветок, чем вызвал улыбку на лице женщины.

- Моргана, - сказал Артур, когда несколько устал от выступлений, которые видит уже далеко не в первый и даже не в десятый раз за свою жизнь. – Гвен не обмолвилась, случайно, когда приедут артисты?

+1

5

Раздался хлопок в ладоши. Громкий, он на удивление привлек внимание, казалось бы, всего зала. Сотни глаз устремились на фигуру в центре, что величественно возвышалась не только за счет своего высокого роста, но и такого же положения. Король Камелота сделал несколько шагов и громко поприветствовал всех собравшихся этим вечером в их уютной обители. Его речь была подобающей Его величеству, громкой и уверенной, а также, казалось бы, бесконечно долгой, но одновременно завораживающей. Моргана частенько поражалась насколько должен быть подвешен язык у человека, чтобы ты буквально забывал о своих занятиях и молча стоял и слушал, ловя каждое слово. Утер говорил убедительно и красиво, но, несмотря на это, с буйной девчонкой совладать не был в силах и, когда Моргана начинала отстаивать что-то, весь его поток красноречия разбивался о глухую стену. Тогда в ход шло простое "я король и как я решил - так оно и будет". И эта тактика в споре действительно работала, потому что возразить на это Моргане, как правило, было нечем. В таком случае не помогали все её громкие крики и даже голодовки, которые юная воспитанница устраивала в показательных целях, а все мысли по поводу перемен в отношении к людям король воспринимал как что-то такое, чем можно пренебречь. Моргану всегда это раздражало, как и королевская упертость. Но ей приходилось мириться с несправедливым, по её мнению, обращением. Каждый раз её лицо на подобных вечерах отражало полное согласие с воспитателем и с каждым его словом, будто бы и не возникало ситуаций, когда её под руки тащили в темницу за дерзкие мысли. Было непринято выносить сор из избы. Пару дней назад они с королем снова разошлись во мнениях и  воспитанница всё ещё держала на него обиду, но скажешь ли по ней это? Леди обязана уметь держать себя в руках.
Разбавленное вино, чтобы она не опьянела быстро, Моргана заедала кусочками сыра и изредка таскала ягоды со стола, которые специально были припасены для этого праздника. Их хранили в бочках в холоде самых глубоких погребов, чтобы те не испортились. Наблюдая за выступлениями, она лениво ловила себя на мысли о том, что ждет, когда же всё-таки случится что-то интересное. Артисты, которых им представили в самом лучшем свете, обещали виртуозное зрелище и Пендрагон всё пыталась разгадать, что же им будет. Обычные шуты были не в новинку, метание ножей в предметы, фокусы - всё это не вызывало тех чувств, что и раньше, когда они с Артуром были куда как моложе. Быть может, следовало не заморачиваться и просто наслаждаться шумным залом и весельем, но Моргана все сильнее тонула в своих мыслях о том, что же снилось ей сегодня. 
Эти сны пугали её. Пугали тем, что она не знала как толковать их содержание. Иногда они прямо говорили о грядущих событиях и девушка боялась как бы кто не прознал про них и не принял её за ведьму. Любое проявление колдовских способностей было наказуемо и каралось законом и гневом славного тирана Утера. Именно поэтому она называла свои вещие сны не иначе, чем кошмарами, а свой дар считала проклятием, которое непременно погубит её. Как долго Пендрагон удастся держать в секрете то, что её видения сбываются? В них она видит всякое и желание предотвратить то, что может произойти, зачастую было сильнее здравого смысла. Своё спасение она нашла лишь в том, что Гаюс давал ей целебную настойку, которая не позволяла снам пробиться в сознание. Снотворное. Но даже с ним она не чувствовала легкости, когда просыпалась. Порой её кошмары были столь путанны и туманны, что в здравом уме и не разберешь их смысла. Так же было и с этим сном. Кто знает, быть может смысл его куда глубже, чем показалось ей на первый взгляд?
— К сожалению, я не могу тебе сказать. Всё, что я знаю - это лишь придворные слухи, которые меняются при переходе от рассказчика к рассказчику. Пара сплетен уже не оправдали себя. Как видишь ты сам - белых драконов нам сюда не привели, - с улыбкой приняв бумажную розу от фокусника, которую тот, оказавшись рядом, достал буквально из ниоткуда, Моргана кивнула ему в знак благодарности и вновь повернулась к Артуру. - Как бы то ни было, надеюсь, что они не заставят себя долго ждать и их сюрприз действительно будет хорош. Мне бы хотелось увидеть что-то воистину удивительное. А ещё я бы с удовольствием прогулялась, здесь очень душно.
Два жонглёра с разукрашенными лицами перебрасывали друг-другу предметы, красуясь своим умением держать их в воздухе. Кто-то из гостей с интересом следил за ними, кто-то разговаривал о своем, а кто-то наслаждался расположенными перед ними блюдами с яствами. Моргана опомнилась, когда по залу пронесся грохот - кто-то случайно свернул одно из металлических блюд и то полетело на пол. Ничего страшного не случилось, но все взгляды невольно метнулись искать виновника происшествия. Фрукты покатились по полу во все стороны. Слуги кинулись наводить порядок, пока ещё не стало слишком поздно и было что собирать.
Однако, вечер и дальше не пошел спокойно, потому как Утер, к которому подошел один из слуг и тихо сообщил какую-то новость, привлек внимание гостей к своей персоне громко предложив людям подняться со своих мест и выйти во внутренний двор замка. Король и сам подал пример, двинувшись на выход вместе с кубком вина, невыпущенным из рук. Он скрылся за дверями, ведущими на большую террасу, с которой открывался прекрасный вид на двор и несколько человек направились за ним следом. Во время казней магов именно оттуда король наблюдает за процессом с блеском в глазах, возвышаясь надо всеми как символ высшей власти. 
Моргана, поднимаясь со своего места, довольно взглянула на Артура:
— Я же говорила, что ждать осталось совсем недолго.
Подав свою руку принцу девушка гордо двинулась с ним рядом, но прежде, чем они подошли к дверям, за которыми скрылся названный отец, Моргана обратилась к своему спутнику, сощурив глаза. Так и не жди хорошего от затеи, когда она сопровождается подобным взглядом.
— Быть может мы посмотрим представление смешавшись с гостями? Скажем так, находясь «в самой гуще событий»? Мне кажется, так будет куда интереснее, - губы леди изгибаются в задорной улыбке, пока сама она набрасывает широкий капюшон своего темно-зеленого бархатного плаща на волосы.

+1

6

Артур галантно подал руку Моргане. Её предложение понравилось молодому принцу, а потому он позволил себе легко улыбнуться, не желая выдать того, что полностью поддерживает эту идею. Вернее, наоборот. Именно это он и пытался показать своей то ли подруге, то ли сестре, добавив ради шутки в свою явную поддержку нотку под названием «ну я же будущий король, посмотри, как я умею совладать со своими эмоциями».
- Не пристало особам королевских кровей стоять в одном ряду с гостями-чужеземцами и обычными людьми… - говорил он, «стараясь» скрыть иронию. – Но если миледи настаивает, то как я могу ей отказать?
И они пошли к гостям.
У Артура не было такого же капюшона, как у Морганы. У него вообще не было капюшона, а красная мантия привлекла бы к себе внимание даже слепого. К счастью, кто-то из ушедших гостей оставил на своём месте чёрный плащ, который уже через пару мгновений украшал плечи будущего короля.
- Не думаю, что сегодня кому-то есть дело до плащей. Тем более, ночь обещает быть тёплой.
Когда они вышли на улицу, уже начинало темнеть. Небо уже давно не горело закатными красками, оставив место тёмно-голубым оттенком, стремительно сменяющимися на чёрно-синие. В молодой ночи просыпали звёзды, одна за другой начиная сиять близ диска луны. Ночное солнце сегодня не было ярким: неплотные, но длинные облака, словно простыни, укрывали светило, не давая ему в полной мере исполнять одно из своих предназначений: освещать землю в темноте. Однако никто из гостей не смотрел наверх, все взгляды были прикованы к площади, которая в этот час заменяла сцену. Сквозь плотную говорящую толпу было трудно пробиться в первые ряды, но Артур, покрепче перехватив руку Морганы, всё же сделал это. И не пожалел.
Артистов на сцене было предостаточно. Они то выходили, то уходили. Сначала это был танец с мечами, блестящими от света факелов, которые держало несколько человек. Люди с факелами стояли по кругу на равном расстоянии друг от друга, потом они начали, пританцовывая, двигаться к центру сцены, где скрестили свои клинки мечники, изображая бой. Часть мечников закончилась, когда они с характерным звоном скрестили свои все мечи в самом центре выступления, а после разъединили их и разошлись к краям круга. Их место заняли танцовщики и танцовщицы с огнем. Они исполняли что-то среднее между западными и восточными танцами, что, несомненно, завораживало всех гостей, отвлекая их внимание. Артур уже давно приметил, что факелы были необычными. Даже в Камелоте для освещения замка использовались обычные факелы и свечи, а эти были произведением искусства. Пендрагон не видел в этом смысла, ведь они всё равно сгорят, однако оценил труд тех, кто готовил выступление. Тратить столько сил ради одного представления – это дело благородное.
  Когда небо полностью почернело, началось самое интересное.
Гостей попросили отойти на несколько метров подальше, чтобы увеличить «сцену». Казалось, то же самое сделали облака, освободив луну от своих пут. Вышли люди в масках, похожих на маски грифонов. Они окружили группу «рыцарей», вооруженных мечами, факелами и светильниками. Сначала «грифоны» то нападали, сбегая в центр, то отступали при «рыцарских» взмахах руками. В итоге «грифоны» оказались побежденными, а потому им ничего не оставалось, кроме как кувырком подскочить к толпе и скрыться в ней. Дальше шла часть, которую Артур окрестил «лирической». Рыцари, коих было пять, стояли в полном одиночестве на сцене, но после к ним подошло четыре актрисы, исполняющие роли «прекрасных дам сердца». Пока четверо рыцарей кружились с актрисами, пятый исполнял какую-то красивую одиночную партию. Стоит отменить, что в это время один знаменитый менестрель, которого знали даже в Камелоте, исполнял на своей лютне необыкновенно грустную песню о «сердце, что не смогло взмыть к лебедям». Как выяснилось, возлюбленная этого рыцаря погибла от лап дракона. Танец девушки-призрака, кстати говоря, тоже присутствовал.   
После на сцену вышло несколько людей, несущих на себе костюм большого дракона. Дракона сопровождали люди с факелами. Когда очередной безумно-красивый танец закончился падением дракона, на сцене остались мечники и факиры. Видимо, своё представление артисты решили закончить перекидыванием мечей и огня из рук в руки. Сталь и огонь летали на фоне чёрного полотна, усыпанного белыми точками-звёздочками. Артур смотрел на небо и людей, стараясь уловить глазом каждое движение выступавших, каждый взмах руки и переход от места к месту. Происходящее полностью поглотило его, он почти не моргал и иногда забывал дышать.
Но вскоре он понял, почему король всегда должен быть начеку. Это озарение пришло к нему, когда он со своей сестрой оказался в окружении. От других гостей его окружала завеса огня и стали, столь восхищавшие его ещё несколько мгновений назад. Смысла скрывать своё лицо больше не было, потому Артур скинул чёрный плащ с плеч, который с шорохом упал наземь. В образовавшейся тишине было слышно дыхание людей. Все ждали, что же будет дальше. В один момент принцу показалось, что это может быть  часть представления, но искреннее оскаленные лица тех, кто не был в масках, говорили об обратном. Рыцарь со скрежетом вытащил меч и приготовился отражать удары, защищая свою сестру и себя. Благо, Пендрагон со своим клинком сегодня не расставался, так как планировал на небольшой показательный бой со своим другом из соседней страны. Это должно было быть сегодня ночью, как часть увеселительной программы для гостей – нужно же и хозяевам что-то показать. Но, видимо, показательный бой будет не с другом – раз, и не совсем показательным – два.
Пендрагон быстро сообразил, что происходило в те моменты, когда все смотрели представление. Быстрым взором окинув внутренний двор, он понял, что несколько противников находятся в самой толпе, кто-то уже в замке, а вон те ребята на балконе, что чуть ниже того, где стоит (или уже не стоит, Артур этого не подметил) Утер, являются лучниками и в случае чего они не побоятся пустить свои стрелы в полёт.
С того момента, как Артур вынул меч и ножен, прошло всего лишь несколько секунд, и каждый следующий миг мог быть мигом начала бойни. Артуру показалось, что весь мир замер, ибо он слышал только сердцебиение своего сердца. Оно билось не от страха, оно билось от азарта, который уже разгорался в нём.
- Моргана, - почти прошептал он, - я постараюсь вывести тебя за пределы замка. Скройся в городе, дома может быть опасно.

0

7

То и дело за спиной раздавались удивленные возгласы. Всем определенно нравилось представление, устроенное артистами во дворе обители Пендрагонов. Кто бы мог подумать, что обычный, казалось бы, номер с танцами сумеет так восхитить присутствующих гостей. Да и сами хозяева пира смотрели и с удовольствием хлопали в ладоши словно маленькие дети, завороженно глядя на живое чудо перед ними. Если бы было можно, то воспитанница Утера непременно сделала пару шагов ближе, словно заколдованная глядя на устроенное шоу. Но рука Артура напоминала ей кто она есть, даже будучи укрытой широким капюшоном, скрывающим её волосы и лицо. Она должна была вести и выдерживать себя как леди в любой ситуации, хотя, предложив будущему королю смешаться с толпой, она уже нарушила правила «хорошего тона» из неписанного кодекса тех самых леди. С другой стороны, смотреть на представление с балкона было бы не так интересно, так что Моргана себя нисколько не корила, а наоборот, подбадривала, потому что считала, что поступила правильно. Тем более, она была уверена, что не предложи эту идиотскую затею она - предложил бы Артур, с которым они с самого детства не могли, а может попросту не умели, сидеть на месте ровно. Им вечно нужно было куда-то бежать или что-то делать, при этом умудряясь поругаться десятки раз на дню. В общем, им вечно удавалось найти приключения на такие места, о которых воспитанным леди упоминать не престало.
Вот это да, - то и дело произносила первая красавица Камелота, будто заколдованная наблюдая за творящимся действом. Подобные развлечения не были частым явлением и девушка пыталась запомнить всё, каждую деталь, каждое действие, докопаться до потаённого смысла. С утра по замку понесутся разговоры и обсуждения увиденного и Моргана просто обязана будет поддержать восхищенные восклики знати и гостей двора на тему увиденного представления. Артисты действительно постарались на славу, создав шедевр. Да и их атрибуты, используемые выступлении, были настолько необычны и искусно сделаны, что восхищали своей проработанностью.
Беда была лишь в том, что представление вскоре превратилось в настоящий балаган, когда их взяли в кольцо. Пендрагон, словно бы очнувшись от чарующего сна, осмотрелась по сторонам и поняла, как плохи их дела, это когда люди с оружием, до этого развлекающие их, надвигались вплотную с недобрыми намерениями. То, что намерения недобрые, она поняла буквально сразу, по оскалу на лицах наступавших и по оружию, что оказалось в руках мужчин. Мало того, в толпе гостей тоже поднялся переполох, пошла первая кровь. Достойные леди верещали от ужаса, в то время как мужчины, кто стоял на ногах не шатаясь, попытались оказать бой неприятелю, однако силы были неравными - оружие нашлось не у всех, а подобного обращения с собой гости попросту не ожидали.
— Моргана, я постараюсь вывести тебя за пределы замка. Скройся в городе, дома может быть опасно.
— Вот ещё, - бросает Моргана в спину брату, придвигаясь ближе к нему и наблюдая за врагами, что надвигались на них сзади. В любой момент кольцо могло сжаться и лучше было быть готовыми. - Я с тобой остаюсь и это не обсуждается.
В своём упрямстве Моргана могла с легкостью посостязаться с будущим королем, будучи, наверное, одной из самых упертых барышень Камелота, спорить с которыми было бесполезно - проще бросить в темницу без еды и воды, и ожидать, пока вся дурь не соизволит выветриться из головы. Но у Артура не было в запасе ни времени, ни свободной темницы, ни, похоже, желания. Да и он был занят - неприятили долго выжидать не стали, перейдя в наступление, а Моргана краем глаза уловила, как стрела летит в сторону королевского балкона. Ей было неразглядеть что стало с королем, но сердце предательски сжалось.
— Артур, нам нужно наверх!
Люди кидаются на них и Моргана успевает предупредить Артура об атаке со спины. Будь у неё оружие, она, быть может, и помогла бы брату в его сражении, но в их распоряжении был всего лишь один меч, который был нужен самому наследнику престола. Так что все, что могла сделать сейчас Моргана, это шустро нырнуть мужчине под руку и попытаться отойти в сторону, но прежде чем она успела это сделать, её схватили за капюшон и как котенка приподняли над землей, заставляя вцепиться пальцами в давящую на горло завязку.
— Попалась, пташка? - раздается над её ухом мужской бас и она лишь пытается лягнуть мужчину, что так легко держит её в подвешенном состоянии, возвышаясь над ней словно скала. Ей не нравится чувствовать себя хрупкой и немощной, когда она такой совсем не являлась, потому, прежде чем задохнуться от нехватки воздуха, шустрая королевская воспитанница умудряется распустить чертовы завязки и падает на землю, оставляя в руках преследователя свою бархатную накидку, а сама уже разворачиваясь со всей силой ударяет мужчину, что был в обычном одеянии гостя, а не в броне, в пах. Когда тот сгибается пополам от боли девушка уже умудряется выхватить его оружие, средних размеров кинжал, и воткнуть его неприятелю в бок, распарывая одежду и кожу вместе с тем. Узнавать, что будет с ним дальше Моргане нисколько не на руку, потому она вытаскивает из туши его оружие и бросается к Артуру, не желая терять его из поля зрения. Если бы так случилось, то данный грустный факт мог означать одно - ей придется прорываться через толпу преследователей в одиночку, а это, с одним-то кинжалом, было проблемным. Потому, оказавшись около брата, Моргана вонзает кинжал в спину ещё одному переодетому в гостя врагу, который замахивался на Пендрагона, забирая себе его меч и оставляя ему подарок его сообщника.
— Ты со всеми не справишься, нам нужно укрыться. К черту гостей, они пришли убить нас!

+1

8

Артур успел лишь закатить глаза в ответ на отказ сестры спасаться. Он бы сказал ей «что ты выдумываешь» или «как знаешь», а ещё можно было бы добавить «хотя, ладно, тебя всё равно не переспорить», но мечи противников не стали бы ждать, когда принц начнёт и закончит свою речь. Вместо этого сталь засверкала в свете огней и запела, соприкасаясь с мечом Пендрагона. Лучший рыцарь Камелота, Артур мог с лёгкостью парировать удары, драться с несколькими противниками сразу, однако сейчас здесь было очень мало пространства. Не только противники окружали брата и сестру: паникующая толпа гостей, казалось, нисколько не уменьшается, а наоборот, увеличивается. Она была похожа на море в шторм: крики походили на шипение волн, а метание людей из стороны в сторону – на их движение.
- Наверх, так наверх… - практически прорычал Артур, отбив очередного противника.
Он с Морганой начал двигаться по направлению к замку, пытаясь освободить сестру от надобности обороняться самой. Чем ближе они подходили к замку, тем больше Артур понимал, что у дверей сейчас творится настоящая бойня – гости бьются с гостями за возможность укрыться в стенах.
- Мы там не пройдём! – крикнул принц сестре, вынимая уже окровавленный нож из тела неудачливого наёмника. Первая кровь пролилась уже давно. Пендрагону никогда не нравилось убивать, но он был воином, и в бою он был похож на льва, поэтому вид тёмно-алой жидкости раззадоривал его. В любом случае, это лучше, чем если бы он падал при виде крови в обморок, словно благовоспитанная девица из благородной семьи.
На площадь высыпали другие рыцари Камелота и стражники, которые не были наделены высоким званием, зато вполне могли получить оное после сегодняшней ночи. Артур отметил, что некоторые из бойцов уже ранены, да и они совсем не в полном составе здесь. Наследник престола предположил, что часть может быть в замке, пара отрядов наверняка дерётся на другой стороне площади. «Хорошо бы потом прочистить лес близ Камелота», - подумал Пендрагон, ударив неприятеля, что без оружия полез на него сбоку, локтем куда-то в грудь. «Но это потом, когда выясню, сколько ещё людей будут в состоянии держать в руках оружие».
Несколько воинов Камелота отделили Моргану и Артура от противников, защищая детей короля. Самолюбие принца хотело возмутиться, однако рассудок быстро его успокоил: резня только началась, а силы будущего правителя, к сожалению, к бесконечности не стремятся. Плюс ко всему, Артур планировал пойти наверх, как и сказала сестра, а сделать это немного трудно, когда бьёшься на площади.
- Быстро, за мной! Пройдём через служебные помещения. Только не через оружейную, там сейчас точно полно людей, - Артур схватил сестру за руку и держал крепко, потому что сейчас ему совсем не хотелось отвлекаться на споры относительно этого жеста.
Первая дверь, до которой они добежали, была заперта, но Пендрагона это не остановила. Он с детства знал все замки в Камелоте и прекрасно помнил, что у этой двери замок существует лишь для приличия. Одного удара ногой хватило, чтобы эта щеколда отлетела и дверь распахнулась, впустив Артура и Моргану в небольшую каморку, которая служила чем-то вроде заброшенного склада. Здесь стояли доски и мешки, в кучу были свалены безнадёжно порванные простыни, которые никакая штопка уже не могла спасти. В другом углу был проём, который вёл на лестницу, которая в свою очередь вела к коридорам Камелота. Прикрыв за собой дверь и завалив её парой досок и каким-то поломанным стулом, Артур рукой указал на дверь, пробормотал короткое «туда» и в два шага преодолел расстояние до лестницы.
На лестнице было темно, до коридоров, ведущих к жилым помещениям, была пара пролётов. Лестница была винтовая, словно бы вела в какую-то башню, хотя это было не так. В стенах были редкие небольшие окна, однако свет почти не разгонял темноту, поэтому Артур несколько сбавил ход, не желая споткнуться, и протянул руку Моргане. К сожалению, ни факелов, ни подсвечников не было в той коморке, через которую они вошли, а устанавливать освещение в столь узком лестничном пролёте было бы настоящим убийством тех, кому пришлось бы по нему подниматься.
- Они уже в замке… - сказал Артур, слыша несколько приглушенные звуки битвы откуда-то сверху. Их было невозможно спутать со звуками, доносящимися с улицы.

+1

9

У Камелота всегда была враги – и это известный факт. Королевство, не смотря на свои дикие порядки, касающиеся предубеждений его королевского величества в сторону магии, было процветающим и вполне себе успешным, стоя на ногах уверенно и даже диктуя остальным землям свои порядки. Да и, пожалуй, не каждая семья голубой крови могла позволить себе устроить настолько пышный праздник, какой подали искушенной публике Пендрагоны. Вот только никто и подумать не мог, что закончится этот праздник кровью вместо вина, и звоном отнюдь не столовой стали.

В какие-то несколько мгновений дворцовая площадь из одной из самых безопасных превратилась в побоище, где люди с оружием накинулись на безоружных, устилая брусчатку ковром из мёртвых тел. Их становилось всё больше и больше, а Моргана старательно отводила глаза – ей было сложно смотреть на то, как их с Артуром люди гибнут так просто и ни за что. Она всегда была лишь красивой девочкой, которой не престало видеть кровь в таком количестве и держаться за холодное оружие, воспитанницей короля и названой сестрой наследного принца, которой некоторая знать пророчила будущее Артуровой невесты. Это заставляло Моргану кривиться и закатывать глаза, отвернувшись в сторону, если до неё доходили такие разговоры. Будучи ещё девчонкой, она не понимала своего будущего и преимуществ выйти за Артура, для неё это был заносчивый мальчишка, с которым они дружат чуть ли не с самых молодых соплей. Смеётесь что ли? Глупости какие.

Моргана едва не пачкает сапоги, наступив в чью-то кровь, и в ужасе отпрыгивает в сторону. Машинально, не думая. Её можно было бы назвать лгуньей, если бы Пендрагон хвасталась тем, что ей было не страшно сейчас. Сказать по правде – страшно. Очень. Не смотря на меч, рукоять которого она сжала в руке до побеления костяшек. Не смотря на Артура рядом, она всё равно чувствовала себя настолько слабой, неспособной сопротивляться, что, пожалуй, если бы не брат рядом - расплакалась бы, как маленькая девочка. Но вместо этого она быстрым шагом вышагивает рядом с принцем, не отставая от него. Сейчас она была благодарна богам за то, что брат находился с ней рядом. Его рука помогала девушке оставаться на том островке спокойствия, который яростно накрывали волны разбушевавшегося моря с названием «паника».

Пока Артур разбирается со всеми их проблемами, Моргана стоит рядом молча, не мешает и пытается отогреть трясущиеся от холода и страха руки. Оказавшись в кладовой, пробует найти хоть что-то, чем можно осветить их путь, но, как назло, ничего не попадается. Приходится идти на ощупь, как двум слепым кротам, двигаясь по памяти и держась друг за друга.

Моргана прислушивается и кивает:
— Мы никому не можем доверять. Любой из тех, кто пришел к нам «с миром» может оказаться предателем.

Моргана проглатывает слова о том, что ей страшно, лишь сильнее сжав руку брата.
— Будь осторожен, мой принц. Обещай мне, что будешь осторожен!

Пендрагон даже останавливается, в темноте силясь рассмотреть лицо Артура, но то удаётся с трудом. Моргане вспоминается сон, приснившийся ей этой ночью. Девушка проснулась в слезах и ужасе от того, что кто-то убил её брата. И сейчас, помимо давящей обстановки вокруг, Моргана боялась одного – хоть бы кошмар не оказался пророческим, как и другие её сны.

— Мы должны добраться до балкона. Я видела, как в Утера стреляли.

Когда они выходят в коридор, Моргана запинается в темноте за что-то, что оказывается телом. Оцепенев, она перешагивает через труп слуги и спрашивает Артура, побелев:
— Это что, Мерлин?...
[NIC]Morgana Pendragon[/NIC]
[STA]спасиба чьто смантрели мне вслет[/STA]
[AVA]http://prostcross.f-rpg.ru/img/avatars/0014/f6/5e/4-1433884700.gif[/AVA]
[SGN]


Where are the people that accuse me?
The ones who beat me down and bruise me
They hide, just out of sight
Can't face me in the light
They'll return, but I'll be stronger

http://sg.uploads.ru/t/0Gprs.gif


[/SGN]

0

10

Меч в руке всегда вселял уверенность. Артур помнил, как впервые схватился за рукоять настоящего стального меча. Энтузиазм на мгновение поубавился, когда мальчик ощутил тяжесть оружия, однако принц быстро вернул себе настроение, с которым посещал тренировки. Самоуверенность, смешанная с желанием доказать всем, что именно он лучший воин Камелота, будущий рыцарь и король. Конечно, Артур всегда дрался честно. Не только из-за своего воспитания, но и из-за того, что превосходство, доказанное в честном бою, всегда приятнее.
Меч был для Артура не только оружием. Он был символом его рыцарства, силы, даже великодушия. Он был частью его самого. То же самое о своем мече может сказать любой рыцарь, но король – первый среди равных. Артур должен быть таким рыцарем, чтобы другие равнялись на него.
А еще меч – защитник. Рыцарь не убивает ради крови, но он поднимает меч ради спасения слабых. Король поднимает меч ради спасения королевства.
Вот и сейчас Артур понимал, что он сейчас должен защитить Камелот. Он не имеет права прятаться на спину отца. Дело не в том, что Утера могли убить, нет. Артур с детства был уверен, что разница между королем и принцем лишь в наличии короны и полномочий, но в душе различий между наследником и властителем престола быть не должно.

— Доверие… Они теперь и нам не доверяют, – Артура не покидала мысль, что те из приглашенных гостей, которые стали такими же жертвами, как и хозяева праздника, вряд ли скоро вернутся в Камелот. Кто знает, может, кто решит, что это Пендрагоны заманили их в ловушку.
Или что Пендрагоны не способны их защитить. Артур поморщился. Да, именно. Он будущий король, и он не смог предотвратить то, что сейчас происходит. Даже не знал об этом. Сколько людей теперь погибло? Сколько погибнет, если кто-то из соседей, памятуя об этом вечере, не придет на помощь или выступит на стороне противника?

Артур почувствовал, что давление на вторую ладонь стало сильнее.
— Будь осторожен, мой принц. Обещай мне, что будешь осторожен!
Артур заглянул в глаза сестре. Он должен защитить ее. Сколько бы колкостей они не бросали друг другу в шутку и всерьез, он не имеет права оставить ее в беде. Никогда.
- Я буду осторожен, - говорит тихо, но уверенно. – Но я защищу тебя. И Камелот.
Артур несколько секунд обдумывал план, как пробраться на балкон. Для этого нужно пройти по коридорам в покои короля.
— Мы дойдем до покоев отца. Там сейчас должны быть стражники, они защитят тебя и Утера, если его не… - Пендрагон не договорил. — Но ни в коем случае не подходите к окнам и тем более не выходите на балкон. Вас могут заметить лучники.
С этими словами Пендрагон выходит в коридор, но не может идти дальше.
— Это что, Мерлин?...

Это было сродни звуку бьющегося стекла. В несколько мгновений Артур пережил бурю эмоций, но в его голове не было ни одной мысли. Штиль сопровождался сначала замерившим взглядом, потом стремительным поворотом корпуса. Хотя принцу казалось, что одна за другой проходят немые вечности.

Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но не знал, что. Проследив за взглядом Морганы, Артур увидел тело, бессознательно валяющееся на полу. Знакомое лицо сопровождалось закрытыми глазами и полуоткрытым ртом. Часто по утрам Артур был готов отдать полкоролевства за возможность увидеть это лицо хотя бы на час позже, но сейчас другое дело. О, сейчас Пендрагон предпочел бы видеть другое лицо. Вернее, то же самое, только с открытыми глазами, и чтобы оно произносило какое-то очередное дружеское оскорбление. Да хоть про того же венценосного осла в очередной раз пошутило, что угодно, только пусть не молчит.
- Да, Мерлин, - произнес Артур. В голосе его не было ни дрожи, ни трагедии. Принца учили правильно говорить. Говорить так, чтобы в голосе всегда была уверенность, чтобы голос давал надежду. Кто бы только дал надежду его обладателю.
Артур наклонился над телом и прислушался. Он не слышал ни сердцебиения, ни дыхания Мерлина. Зато свое стучащее сердце, циркулирующую кровь в ушах и сбившееся дыхание он слышал прекрасно. И эти звуки мешали ему слышать что-либо другое.
— Не могу понять, что с ним. Я отнесу его в покои Утера. Держи меч крепче, Моргана. Я могу не успеть вытащить свой, — сказал Артур, убирая меч в ножны и перекидывая тело Мерлина через плечо. Мерлин был тяжелым, но не настолько, чтобы рыцарь был не в состоянии его донести.

К счастью, до покоев Утера они добрались без приключений. Встречались бегущие куда-то воины, паникующие слуги, которые быстро скрывались где-то. Все это не интересовало Артура. У дверей стояли четверо стражников, внутри покоев еще четверо. Никто не мешал Артуру и Моргане войти.
Пендрагон увидел, что на полу лежит еще живой Утер, но со стрелой в плече. Над телом стоит Гаюс и, видимо, пытается избавиться от стрелы. Артур понял, что Мерлина послали за каким-то лекарством, но парень не успел выполнить поручение.
— Тут еще пациент, Гаюс. Осмотри, пожалуйста.
Тратить времени на объяснения и разговоры Артур не стал. Во-первых, он надеялся, что его взгляда будет достаточно. Скрывать эмоции было трудно, поэтому принц был уверен, что в его глазах сейчас беснуются отчаяние и надежда. Во-вторых, времени на слова совсем не было.
Рыцарь выскочил на балкон. Артура могли заметить, но вряд ли кто-то до сих пор смотрит на королевский балкон. В конце концов, в Утера они уже попали, значит, задача выполнена. Кроме того, на балконе догорал свисающий герб Камелота, в который кто-то попал горящей стрелой. Дым устремлялся в высокое черно-синее небо, в котором из-за огней с земли не было видно ни звезды.
Артур посмотрел вниз. Крики страха, крики драки, бегущие прочь и бегущие сюда, звон стали – все смешалось. Площадь была похожа на разрушенный муравейник. Но Пендрагон умел выделять главное. Вот кто-то у дальней стены что-то говорит своим товарищам. В общей сложности трое или четверо человек, отсюда не разглядеть. Интересно, кто же может позволить себе такое спокойствие в разгар битвы?
Пендрагон понимал, что нельзя медлить, но и спешка тут ни к чему. Эти люди явно враги и они явно что-то замышляют, но если Артур прямо сейчас бросится к ним бежать, то он все равно не успеет, только потеряет их из виду. Кажется, они начали расходиться, когда вдруг дерущиеся загородили их от взгляда Артура, и принц не смог понять, куда они пошли.

Он вернулся в покои отца. Оглядевшись, он нашел Моргану. Артур вдруг понял, что в этой комнате собрались все самые близкие ему люди. И он себе не простит, если потеряет кого-то из них.
— Я видел людей. Слишком спокойных людей. Они мне не нравятся. Мне кажется, они причастны к тому, что происходит. Но я не видел, куда они пошли. Есть идеи?
[NIC]Arthur Pendragon[/NIC]
[AVA]http://s1.uploads.ru/UDVdt.png[/AVA]

0

11

Удивительно, как легко весёлый праздник с вином и танцами может превратиться в ужасный момент твоей жизни, когда совершенно не ясно, выживешь ты, или твой хладный труп со всеми почестями похоронят те, кому повезёт больше. Если повезёт. Моргана хотела верить в лучшее, но тревожные, мрачные мысли поселились в её голове и никак не хотели убираться из неё прочь. Что, если это конец? Что, если они с Артуром ничего не смогут против захватчиков, и голова Камелота склонится, королевская династия падёт? Что, если убьют Артура? У Утера нет других детей помимо принца, кроме неё, Морганы, названой дочери. Королевская линия прервётся так трагично, так тяжело для страны. Крестьяне не слишком почувствуют перемены, ведь для них глава королевства значит не так много, если они живут. К переменам привыкаешь.
Моргана не хотела думать о плохом, но, глядя на бездыханное тело Мерлина – думала. Губы тряслись, а приступ паники сжал сердце так сильно, что дышать стало сложно. Девушка, отвернувшись от принца, крепко зажмурилась и тяжело выдохнула, глубоко вдохнув перед этим. Замерла, пытаясь привести сердцебиение в порядок, а после поспешила двинуться за братом, нёсшим Мерлина на плече, подобно мешок с картошкой.
Юная леди старалась не смотреть на Мерлина, всячески отводя взгляд и держа тот самый меч, о котором говорил Артур, наготове. Пендрагон был прав – если что-то случится, Моргана должна будет атаковать без промедления. Моргана – ловкая и быстрая, движется, как змея. Один её бросок, и враг обязан быть повержен, иначе они не дойдут до покоев Утера. Там было спасение. Моргана хотела верить, что оно там было. Ей не хотелось думать о варианте столкновения с пустотой. Ничем. Она боялась думать, что в покоях Утера может не оказаться никого.
Однако, до конечной они добрались без промедлений. Никто так и не попался им на пути, преградив дорогу, и Моргана облегченно выдохнула, стоило им оказаться в месте, полном людьми. Иллюзия спокойствия охватила её душу и девушка успокоилась.
- Слава богу, вы живы, - говорит такой серьёзный Гаюс и на губах старика – пародия на улыбку. Слишком напряженная, тут же исчезает, но Пендрагон понимала его. Не время для проявления нежностей. Она сама не горела желанием играть в приличия, сразу же оказавшись возле Утера, лежащего с закрытыми глазами.
- Что с ним? Он будет жить?
Однажды Моргана планировала на него покушение. Да, это факт, она наняла убийцу и когда тот не смог выполнить поручение, взялась за кинжал сама, нависнув над телом короля. Но девушка так и не смогла ничего сделать, расплакалась, а Утер обнял её. В тот момент Моргана ощутила что-то другое. Не ненависть к тирану, от которого хотела избавиться столько лет, прекратить его деяния. Это было что-то другое… это была любовь к отцу. Она так и не смогла поднять руку на своего отца, и он знал это. Как и знал, что заслужил смерти. Однако сейчас Моргана так не считала, она встала на колени рядом с родителем и взяла его крепкую руку в свою, поднеся ту к губам.
- Всё будет хорошо, отец.
Она никогда не называла Утера отцом, и от этого на губах мужчины скользнула расстроганная улыбка, он повернул голову на Моргану, и посмотрел на неё, и в этот момент Гаюс выдернул стрелу. По помещению раздался рык боли раненного льва, а Моргана сжала ладонь отца сильнее.
- Всё хорошо. Всё хорошо.
- Мерлин всё-таки принёс то, что должен был, - говорит Гаюс и прикладывает лекарство к ране короля, накладывая повязку. То и дело взгляд придворного лекаря соскальзывает с раны на лежащего паренька, а Моргана понимает – старик душой не здесь, он возле тела Мерлина. Девушка целует королевскую руку своими мягкими губами. Король всегда был и будет важнее всех здесь вместе взятых. Даже если бы она, Моргана, лежала на месте Мерлина, умирающая, первым делом всё внимание было бы отведено на царапину короля, а потом уже на неё. А Мерлин даже не Моргана. Он не первая красавица Камелота, не названая сестра принца.
Артур возвращается в помещение с балкона и Моргана только сейчас замечает его отсутствие. Сужает глаза, глядя на принца, который до этого самолично запретил ей соваться на балкон, и сам же пошел туда. Королевский осёл, одним словом!
- Что мы вообще знаем? Что захватчики прибыли с труппой артистов? – спрашивает Моргана, но Утер сжимает её ладонь и поднимается на своём месте, сцепив зубы.
- Моргана, девочка, помоги Гаюсу с Мерлином. Не утруждай себя военными…
- Ещё чего! – перебив короля, взвивается Пендрагон, у которой от возмущения глаза распахнулись на невообразимую ширину и превратились в два голубых колодца, полных негодования. – Не списывайте меня со счетов только потому, что я в платье! У вас сейчас каждый человек на счету, а я дерусь не хуже Артура.
Девушка поднимается на ноги, сложив руки на груди и оборачивается на Артура. Гаюс, посмеиваясь, качает головой.
- Думаю, ещё один светлый разум вам не помешает. Я справлюсь и сам.
Леди поднимает голову с гордостью, будто бы выиграла битву в одиночку, и оборачивается на Артура.
- Предположим, мы – группа захватчиков, которые пробрались на праздник и попытались убить короля, посеяв панику. Нас – много, у нас есть свои люди в замке – иначе бы не удалось провернуть всё это. Что мы хотим? Захватить трон? Для этого нам надо убить всех, кто относится к Пендрагонам или хотя бы поймать их. Тогда мы обезглавим Камелот и подомнем его под себя. Но неужели лучник не мог попасть королю прямо в сердце? Почему плечо? Сомневаюсь, что это осечка. Может их цель не убить короля? Может им нужно что-то другое?
Девушка в задумчивости касается губами пальцев и вдруг натыкается взглядом на книгу, обтянутую коричневой кожей, валяющуюся возле Утера.
- А это что такое?
- Подарок. Его передал мне слуга, но он не для меня. Для тебя.
Моргана поднимает книгу с пола, пальцы оглаживают странной выделки кожу, а от касания пальцев девушки та едва ли не подпрыгивает в её руках, страницы распахиваются, будто от сильного ветра, а Моргана вскрикивает и жмурится. Книга трясётся в её руках, Пендрагон чувствует её вибрацию. Страницы шелестят и внезапно останавливаются, а Моргана, открыв глаз, видит картинку мужчины в профиль, застывшем в одной позе.
Девушка склоняется над страницей, сощурив глаза – буквы бегают по той, прыгают и подскакивают, танцуя в каком-то своём хороводе, завлекая её взгляд, вызывая странное желание прочитать то, что написано на страницах.
- Что с ней такое?
Когда изображение мужчины повернуло голову и подмигнуло ей, паскудно осклабившись, Моргана в ужасе отшатнулась, выронив из рук книгу, отчаянно  побелела и лишилась чувств.
[NIC]Morgana Pendragon[/NIC]
[STA]спасиба чьто смантрели мне вслет[/STA]
[AVA]http://prostcross.f-rpg.ru/img/avatars/0014/f6/5e/4-1433884700.gif[/AVA]
[SGN]


Where are the people that accuse me?
The ones who beat me down and bruise me
They hide, just out of sight
Can't face me in the light
They'll return, but I'll be stronger

http://sg.uploads.ru/t/0Gprs.gif


[/SGN]

0

12

Вопросы, которые задавала Моргана, беспокоили и самого Артура. Они давно маячили у него в голове, но прочие проблемы не давали возможности задуматься над ними. Когда бежишь по коридору, ожидая выпада убийцы из-за каждого угла, нет времени анализировать чей-то коварный план. Хотя, конечно, надо бы. Находясь в относительно тихих покоях, Артур почти физически ощущал, как каждая секунда, которая сейчас была на вес золота, убегает сквозь пальцы. И с каждой секундой он понимал, что ему не стоило вести Моргану сюда. Мысль еще не обрела словесную форму, но нутром Пендрагон чувствовал, что вся его семья попала в ловушку. А еще он понимал, что не попасть в нее было невозможно: принц не мог отпустить сестру в одиночку искать убежище в замке, не мог и проводить ее – тогда бы он мог опоздать в покои отца.
Артур уже был готов объявить о своих опасениях собравшейся публике, но увидел, как Моргана тянется к книге. Что-то внутри него, наверное, интуиция, завопило, точно зверь, увидевший как у его горла раскрылась огромная зубастая пасть. Несмотря на то, что следующие мгновения показались принцу очень долгими, будто бы заставшими в смоле, он не сумел предостеречь Моргану: ему не хватило времени ни на выкрик «Стой!», ни на движение рукой, ни на что.
Увидев мужчину, Артур потянулся за мечом. Конечно, вряд ли сталь способна победить магическое – а оно именно магическое, в этом нет сомнений – изображение, но от выработанных годами усердных тренировок рефлексов избавиться крайне сложно, да и в этом случае ненужно.
– Моргана, отойди! – произнес Артур, но сам поразился своей интонации. Он хотел выкрикнуть эти слова, чтобы сестра тут же отпрянула от волшебной книги, но слова были больше похожи на тихое рычание, которое девушка, скорее всего, и не заметила – так уж привлек ее странный «подарок».
В следующий миг картинка пошевелилась, Артур взмахнул мечом, но клинок прошел сквозь мужчину, будто бы тот был призраком. Краем глаза Пендрагон заметил, что упавшую в обморок сестру успел поймать Гаюс. Лекарь уже помогал девушке вернуться в сознание.
Книга, выпавшая из рук Морганы, упала на небольшой мягкий ковер с высоким ворсом, присланный некогда восточным союзным государством. При падении от книги в разные стороны разлетелись разноцветные искорки: огненно-рыжие и волшебно-белые. Сначала от ворса донесся лишь легкий, почти незаметный запах гари, но вскоре появился отчетливо видимый в воздухе дымок, а после ковер по-настоящему загорелся. Через пламя было видно белое свечение, исходящее от книги. Над ее страницами повис силуэт мужчины в черном балахоне, полы которого терялись в огне.
Артуру стоило бы опасаться, как бы огонь не перекинулся на занавески, но мужчина отвлек на себя все внимание. Кроме того, горел весь Камелот, поэтому шансов уберечь одни-единственные покои было немного: если они не загорятся сейчас, то они загорятся потом.
– Кто ты такой? – угрожающе, со злобой выкрикнул Пендрагон. Он понимал, что этот человек – захватчик, а обязанность короля, даже еще только будущего, – защищать свое королевство.
– Камелот предал магию! Я здесь во имя справедливости. Мы, маги, вернем себе право жить бок о бок с народом Камелота, мы будем наставлять людей. Свергнув вас, узурпаторов Пендрагонов, мы сделаем Камелот вновь королевством мира и спокойствия! – в глазах мужчины плясал такой же огонь, что и у его ног. – Я стану огнем, сияющим в ночи для тех, кто потерял приют! Я поведу всех в страну, где волшебники не боятся смерти.
Артур был уверен, что сейчас с ним общается именно колдун. Принц злился от собственного бессилия, ведь сейчас он не может ни победить врага мечом, ни вынуть книгу из огня.
О каком мире ты говоришь? Ты безумен. Из-за тебя уже погибли невинные люди, простые гости, – Артур старался говорить, не показывая своей ярости. Ему это удавалось – наследных принцев учат контролировать свое выражение лица и тон голоса, но успех был результатом огромного труда.
– Жертвы есть всегда. Но лучше убить нескольких людей сегодня, чем позволить Пендрагонам убивать постоянно! – иногда голос мужчины срывался на фальцет, хотя он и старался сделать его пафосным и угрожающим. – Эта ночь войдет в историю! – воскликнул колдун и рассмеялся.
От его смеха затухающий постепенно костер вновь разгорелся. Как ни странно, пламя не перекидывалось ни на длинные занавески, ни на мебель. Ковер просто горел на каменном полу замка.
А потом Артур услышал, как кто-то пытается ворваться в покои. В ту же секунду изображение мужчины пропало, а огонь в мир затух, оставив от заморского подарка лишь немного пепла, который разносился по комнате ветерком из открытого окна. Рыцарь с мечом наперевес подбежал к двери. Почти сразу дверь поддалась усилиям захватчиков и в проеме оказались фигуры трех крепких мужчин с закрытыми масками лицами. В руках одного из них был факел, остальные двое держали волнообразные клинки. Артур первым сделал выпад, успев ранить в правое плечо одного из вооруженных. Тот вскрикнул и выронил свой меч. Принц прижал лезвие ногой к земле, отразил удар второго падавшего. Тем временем вглубь покоев попытался прорваться человек с факелом, но Артур развернулся, и его клинок прошелся по лицу противника, оставив глубокую рану. Пендрагону показалось, что лезвие разорвало щеку врага, но из-за маски, крови, огня и адреналина в крови сказать точно он не мог.
Первый противник, хоть и пытался вступить в бой, не мог этого сделать из-за раны в плече, которая не давала ем возможности ни держать в руках меч, ни даже дотянуться до него. Однако второй мужчина был полон сил и готов к бою. Пока Пендрагон украшал человека с факелом новым шрамом на лице, он замахнулся на принца. Тем не менее тот успел отпрянуть и отделаться только царапиной на руке.
Пендрагон мог бы справиться с этими противниками, но он боялся за людей, собравшихся в покое. Они ведь не в состоянии постоять за себя: отец, хоть и не пострадал серьезно, не в состоянии сражаться в полную силу, Гаюс и Мерлин – лекари, драться не умеют, как и Моргана. Она, конечно, может защитить себя мечом, но вряд ли сможет противостоять отряду врагов. Принц слышал, что к покоям бегут еще люди. И, судя по голосам, это не рыцари Камелота.
«Я не смогу победить их всех. Но я сделаю все, что в моих силах. Это мой долг», - думал Артур, но перед его глазами уже трясся горячий из-за огня воздух. Кажется, факел упал на кровать и та загорелась. В комнате становилось не только жарко, но и невозможно дышать. Дым не давал сделать вдох даже крепкому Артуру, что уж говорить о других: Гаюс уже удушливо закашлялся.
[NIC]Arthur Pendragon[/NIC]
[AVA]http://s1.uploads.ru/UDVdt.png[/AVA]

0


Вы здесь » prostcross » фандомное; » welcome to the Masquerade


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC