акция "щедрость"

пойнтмен, феттел и что-то происходит!
а эрик снова злодействует◄

шпонкаmorgana pendragon, пипидастрsebastian castellanos, пендельтюрdesmond miles, втулкаmarceline abadeer, балясинаdelsin rowe, пуцкаruvik




Волшебный рейтинг игровых сайтовРейтинг форумов Forum-top.ru

prostcross

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » prostcross » межфандомное; » annihilation


annihilation

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[annihilation]

http://sh.uploads.ru/XtCd1.jpg


Место действия и время:
Ричмонд, штат Виргиния, 2018 год;

Участвуют:
Mistral, Erik Lehnsherr, Peter Petrelli;

Аннотация:
Мистраль прибывает в Ричмонд с целью убить губернатора штата на глазах у людей. По загадочному стечению обстоятельств с той же целью в город прибывает Магнето. От глобального хаоса мирное (и не очень) население может спасти только Питер Петрелли, оказавшийся в нужном месте в нужное время.


Дополнительно

Blue Stahli – Ready! Aim! Fire!

Отредактировано Erik Lehnsherr (29.06.15 00:50:38)

+4

2

Noisia – Hunter Theme

Наша жизнь во многом похожа на кино. Кино, сценарий которого никто заведомо не знает, но желает угадать, что будет в следующем эпизоде. Ты и твое окружение играют главные роли, однако только ты – главная звезда этого фильма, и только тебе решать, каким в итоге выйдет фильм. Второстепенные роли здесь играют посторонние люди, которых ты когда-то видел, быть может, даже общался, но никогда не принимал их слишком близко. Они не являются частью твоей жизни и почти ничего не значат для тебя. Кассирша в магазине за углом, которая постоянно жует жвачку и улыбается тебе, заворачивая покупки в бумажные пакеты, молодая официантка в ближайшем баре, которая каждый раз обсчитывает клиентов, но всегда по мелочи, а потому ее никогда не ловят, молодые ребята, что тусуются у тебя во дворе вечерами и поют песни. Но даже это еще не все, ведь есть тысяча простых статистов! Люди, которые, так или иначе, входят в нашу жизнь, но никогда не задерживаются в ней. И, промелькнув лишь раз в каком-то минутном эпизоде, они навсегда скрываются в павильоне уже другого кино, не твоего. И ты больше никогда не встретишь их, а, если и встретишь, то почти наверняка не обратишь внимания. Женщина за рулем автомобиля, которая остановилась на светофоре и воспользовалась моментом, чтобы подкрасить губы. Мать, утирающая слезы своего ребенка, который упал на пыльный асфальт. Парень, читающий книгу к метро.
Но иногда в нашей жизни появляются люди, которые способны изменить всё. Перевернуть все наши планы и всю нашу жизнь. Люди, способные повлиять на судьбу не только отдельного человека, но и на судьбы тысяч людей. Они появляются всегда неожиданно и проносятся вихрем, поднимая все с ног на голову, подобно торнадо. Они не вписываются ни в одну категорию, и их вообще, кажется, не должно быть. Они похожи на яркую аномалию, на злой рок. Однако они навсегда изменят тебя и всю твою жизнь, стоит встретиться с ними хотя бы раз. Вот и решай потом, кто же пишет сценарий твоей жизни, если даже ты сам не знаешь, чего ожидать.
***
Сегодня тот самый день. И Мистраль знает это. Она готовилась к этому дню достаточно долго, просчитывая каждое свое действие и изучая каждый уголок этого города. Женщина в предвкушении, когда стоит у окна своего номера, и от нетерпения у нее покалывает в подушечках пальцев. За хрупкой преградой тонкого стекла простирается шумный и большой город. Ричмонд живет в своем сумасшедшем столичном ритме, он дышит бетонными легкими, раз за разом выдыхая серые клубы выхлопных газов. Ричмонд говорит сотнями голосов, которые сливаются в единую какофонию громких звуков. Этот город ничем не отличается от любого другого своего сородича, он точно такой же. Вообще, все чаще Мистраль начинает замечать, что все города похожи и отличаются только некоторыми достопримечательностями и названиями улиц, а все остальное – лица людей, марки машин, погода над головой – все остается прежним. Каждый такой город искушает возможностями и мечтами, а потом с легкостью ломает судьбы и кости. Своим жителям Ричмонд дарит постоянную депрессию и головную боль, но перед приезжими красуется яркими зданиями и высокими технологиями. Все как обычно. И дни в таких городах тоже похожи друг на друга. Недели текут медленно, словно вязкое желе, а люди живут в ожидании выходных, чтобы пару дней отдохнуть от работы, которую они искренне ненавидят. Это называют стабильностью и именно этого желает подавляющее большинство.
Но сегодня все будет иначе. Сегодня тот самый день, когда одно действие, один жест способен смешать все карты, перетасовать все судьбы. Снести фигуры с доски. Но Мистраль ждет в стенах отеля, немного нервно крутя в руках свое копье. Механические руки, прикрепленные к ее корпусу, безжизненно повисли, но готовы в любой момент ожить под немыми приказами киборга. Мистраль в полной боевой готовности, и она почти на взводе от предвкушения того, что должно случиться через каких-то несколько часов. Она меряет номер шагами, каждый раз почти задевая невысокий потолок лезвием копья, когда крутит его в пальцах. Мистраль любит такие моменты, когда весь мир сужается до одной точки. Мистраль упивается такими моментами, когда считает про себя удары собственного сердца. Совсем скоро жизнь всего города пошатнется, и прекрасная стабильность рухнет, рассыпаясь на мириады осколков. Алая кровь окропит улицы и зальет декоративные газоны, засыхая коркой под ярким светом солнца, и ничего уже не будет как прежде.
Сегодня тот самый день. День, когда один человек изменит судьбы тысяч людей лишь коротким взмахом руки. Сегодня Мистраль убьет главу штата и нарушит хрупкий политический баланс. Убийство и политика всегда идут рука об руку.
В убийствах на глаза у всего города есть свои прелести. Это похоже на сумасшедшее представление, на игру, которая требует сосредоточенности и сдержанности. Однако само убийство – процесс механический и до ужаса простой. Мистраль овладела им еще в юности. Ее враги падали один за другим, словно костяшки причудливого домино. Она прошла Ирак и Афганистан, десятки гражданских войн, что сделали из нее идеального солдата. Рожденная в Алжире, она холодна, словно ветер Альп. Мистраль – киборг, она не чувствует боли, не знает пощады. Мистраль – механизм, и ее движения всегда отточены и идеальны. Не знающая поражения, она возвела акт насилия в ранг настоящего искусства, подняла его на пьедестал, сделав смыслом своего существования. Важны идеи, мотивы. Потому что в противном случае ничего не имеет смысла. Мистраль – киборг, но даже она жаждет сути. И сегодняшнее убийство – лишь крохотный шаг на пути к общей цели, но каждая дорога и начинается с этого крохотного шага, ведь так? За минуту до выхода из номера Мистраль зверски спокойна, как спокоен палач перед казнью. Все пройдет идеально, так, как было спланировано, и она уверена в этом, когда спускается на лифте вниз и выходит в просторный холл отеля. Ее задача – отнять жизнь, но сделать это так, чтобы все увидели и почувствовали акт самого убийства, и Мистраль сделает все точно. Она уверена в этом, когда садится в тонированную машину и захлопывает дверцу с глухим звуком. Черный автомобиль агрессивно рычит мотором, выезжая на дорогу и сливаясь с потоком. Этому шумному городу остается жить меньше часа.
***
Глава штата Клинтон Джонс выходит на трибуну, чтобы произнести речь по поводу открытия некого монумента. Он горд и уверен в себе не меньше, чем сама Мистраль, что уже едет по его душу. Этот мужчина преклонного возраста, но с амбициями молодого, он любит свою работу. Ему остается жить около сорока минут, но он и подумать не может об этом. Он выходит к людям, что встречают его громкими аплодисментами и начинает свою речь. Черный автомобиль небрежно паркуется неподалеку, и Мистраль первой выходит на улицу. На правой ноге ее костюма зверски ухмыляется череп на красном фоне – эмблема Десперадо. Механические руки почти моментально оживают, раскрывая ладони, словно голодные рты. Мистраль похожа на паука. Тем временем, когда глава Вергинии, все еще упивается на трибуне своим триумфом, наемные солдаты Десперадо уже оцепляют периметр. Никто ничего не подозревает, все люди собраны в местном парке, где сейчас выступает всеми любимый политик. Он говорит о мире и прекращении гражданских войн в Африке в том время, как через десять минут гражданская война начнется здесь. Мистраль улыбается, когда крутит в руках копье и считает про себя минуты.
Три. Два. Один.
Первые взрывы звучат необычайно громко, словно разрывают само пространство. Земля под ногами содрогается от мощи, а здания вокруг начинают стонать бетонными голосами, стараясь удержать собственный вес.
- Сегодня не ваш день, господин мэр. – голос Мистраль, пронизанный французским акцентом, звучит гордо и почти насмешливо, когда она оказывается совсем близко к пожилому мужчине. – Мир без войны это очень благородно, но что делать тем, кто жил этой войной?
Она не ждет ответа. Легким, почти плавным движением она вонзает копье Клинтону Джонсу под ребра, и острое лезвие легко входит в тело, разрывая плоть и пронзая мягкое сердце. Мужчина падает под ноги Мистраль, и уродливая клякса крови растекается по поверхности импровизированной сцены, пятная стальные каблуки киборга красным. Все просто. Он умер почти мгновенно, но отголоски жизни еще долго живут в его сознании, и Мистраль видит это чудовищное недоумение в его серых выцветших глазах. Видит и упивается моментом.
Тем временем над городом нависает паника, и воздух моментально пропитывается запахами страха и крови. Глаза Мистраль сверкают красным, когда она осматривает хаос, что творится в городе, разгорается настоящим пожаром и поднимается к небесам. Убийство гражданских – просто развлечение для самой Мистраль и солдатов Десперадо. Когда-то они защищали этих неповинных людей, но все быстро изменилось, когда эти самые люди заявили окровавленным воякам, что они больше никому не нужны. Мистраль не испытывает жалости, когда видит, как люди один за другим падают, убитые и окровавленные. Невиновных не существует, есть только разные степени вины, и все происходящее можно представить праведным судом. Ее задача выполнена, баланс нарушен. Все остальное больше не волнует женщину.
Она выдергивает копье из мертвого тела и проводит пальцами по лезвию, стирая кровь.

Отредактировано Mistral (29.06.15 17:57:34)

+2

3

Известный факт: практически каждый политик считает своим долгом лишний раз отметить, насколько небезопасен современный мир для обычного человека. Переполненный мутантами и прочей нечистью, крысами, затаившимися в своих норах и поджидающими нужного момента, чтобы показать свою мерзкую морду миру. На самом же деле, люди не замечают очевидного: векторы изменились, преимущество теперь не на их стороне, а крысами стали они сами. Запуганные до смерти угрозами нового дивного мира, который постепенно выстраивается без их ведома киборгами и мутантами, машинами и генетическими уродами, они, тем не менее, пытаются изображать бесстрашие. Что ж, пускай, думает Магнето, мы же не звери, мы дадим вам шанс сбежать, спасти свою шкуру и затаиться где-нибудь в избушке посреди глухого леса, чтобы вскоре подохнуть от голода и незнания элементарных правил выживания. Он уверен: не смотря на то, что многие мутанты в последнее время были насильственным способом лишены способностей, уничтожены, истреблены, всё не закончится так просто.
Вы не ведаете, что творите – вот что он думает, наблюдая за выступлением некоего мэра штата Виргиния на одной из телепередач, посвященной проблеме мутантов. Видно, что он говорит именно то, что от него хотят слышать. Амбиции, конечно, при нём, но тут сразу видно: единственная мотивация – лёгкая нажива, красивый большой дом с громадным бассейном (какой там по счёту?), обеспечение своих деток высшим образованием в лучших университетах страны. Тут и телепатии никакой не надо. Говорит витиевато и очень, очень уверенно – так может вещать только крайне не одаренный в интеллектуальном плане человек, совершенно не сознающий, о чём вообще все эти красивые речи. А эти самые речи, на самом-то деле, если отбросить всевозможные торжественные обороты и довольно блеклые метафоры, кроют в себе очередную опасность для Homo Superior. Магнето понимает, что сам политик едва ли что-то смыслит, но что плохого в том, чтобы преподать самоуверенным людишкам очередной полезный урок?
С того времени, как он остался совершенно один, Леншерр вынужден был ненадолго уйти в подполье. Братства больше нет, и ему приходится с этой мыслью смириться. Снова действовать в одиночку, учитывая тот факт, что ныне он чуть старше и слабее, чем в былые времена, оказывается с непривычки нелёгким заданием. Но спустя несколько месяцев он начинает привыкать. Возможно, наступит время и кто-то займёт его место, соберёт очередное Братство и отдаст человечеству долги. Как знать, быть может, это случится уже совсем скоро. Не смотря ни на что, Магнето не считает, что его время истекло. Да, свежая кровь – всегда только плюс, но у него гораздо больше опыта, не одна война за спиной и неиссякаемое желание бороться до последнего. Поэтому он вновь и вновь выслеживает тех, чья деятельность хоть наименьшим образом угрожает существованию расы мутантов. Поэтому решает, что вместо шикарной виллы и детишек с гарвардскими дипломами мэр получит пулю в висок.
Всё оказывается даже проще, чем обычно. То ли действительно сказывается опытность в подобных делах, то ли мэр попался особо недалёкий. Тем лучше – поменьше будет мусора, загрязняющего планету, и без того уже напоминающую огромную зловонную свалку. И всё самому, самому разгребать... На изучение Ричмонда всё же приходится потратить несколько дней. Ничего примечательного: обычный американский городишко, имеющий свои недостатки, равно как и свои преимущества. Атмосфера, впрочем, кажется гнетущей. Возможно, виной тому время года, а может – пресловутый технический прогресс, превративший Ричмонд в гору бетона и стали. Воздух пыльными комками оседает в лёгких, дышать тяжело, да и жара делает своё дело. Люди медленно загибаются в своих клетках, того и гляди – вымрут сами, не придётся даже прикладывать усилий.
Он знает: уже скоро глава штата будет толкать речь во время торжественного открытия очередного монумента. Даже если спич не будет касаться мутантов напрямую, вряд ли Леншерр откажется от своей задумки. Для него это не развлечение, не просто бессмысленная бойня, но и явно не битва всей жизни. Магнето не чувствует азарта, он относится к происходящему с лёгкой иронией, страха уже давно нет, боли тоже – остаётся только смеяться. Усмешка трогает губы, когда глава штата восходит на трибуну и начинает свою заученную речь. Глупцы, думает Магнето, выглядывая из окна автомобиля, припаркованного неподалёку. Не рискует показываться раньше времени – вдруг кто узнает, как-никак, личность он довольно-таки известная, сколько раз мелькал в прессе как особо опасный преступник. Тёмные очки и головной убор, конечно, прилагаются, но сейчас не хочется привлекать ненужного внимания. Он прислушивается, пытаясь уловить хоть какое-то слово из речи мэра. Интересно, неужели он настолько уважаемая персона, что сегодня на площади собралась такая толпа народу? Что они хотят услышать? Глупцы, думает Леншерр, нащупывая в кармане рукоять пистолета, наивные глупцы. Металл приятно холодит кожу. Десять... Толпа взрывается бурей аплодисментов. Девять... Глава штата, тем не менее, продолжает свою речь, и теперь в ней слышится столько напускного пафоса и фальши, что хочется выстрелить, не мешкая. Восемь... Семь... Леншерр делает глубокий вдох, задерживает воздух, выдыхает. Время замедляется и набатом стучит в висках кровь. Оконное стекло автомобиля опускается вниз. Шесть... Пять... Четыре... Аккуратно извлекает оружие – руки никогда не дрожат – прицеливается. Три. Два. Очередной взрыв аплодисментов. Один! Всё.
Это происходит так быстро, что Эрик не сразу успевает осознать, что пошло не так. Почему вечно кто-то или что-то должно вмешаться? Во всяком случае, площадь быстро превращается в поле боя: разносятся взрывы, воздух наполняется дымом и жаром, всё вокруг словно плавится и дрожит. Магнето стремительно выходит из автомобиля, громко хлопая дверцей, снимает очки, осматривается. Навстречу ему несётся толпа перепуганных людей, взрывы не прекращаются: и как только такое мирное мероприятие в одну минуту превратилось в кровавую бойню? Не без труда проталкиваясь к трибуне, Леншерр подмечает первых жертв. Некоторые уже мертвы, некоторых ещё можно спасти, но вряд ли кому-то удастся. Магнето только и успевает, что отражать пули, которые со свистом проносятся мимо него, некоторые оказываются в опасной близости, но, благо, с реакцией у него всё в порядке. Металл он чувствует хорошо, как ничто другое. В конце-концов, создав вокруг себя защитное поле, он оказывается в эпицентре событий. Тут-то он, наконец, понимает. Киборги.
Он видит, как стальное копье со смаком вонзается в плоть мэра, видит, как тёмно-алая кровь струится из раны. Жизнь покидает тело со стремительной скоростью: видимо, киборг, что стоит над его почти трупом, мастер своего дела. Оно и не удивительно – их, по сути, для этого создают. Магнето – в какой-то степени тоже машина для убийств, да и напрямую связан с металлом, так что тут его мало чем удивишь и уж точно не испугаешь. Эрика, правда, немного злит тот факт, что они вмешались в его дело. Виновник торжества убит, причём достаточно показательно и зрелищно, чтобы приковать внимание репортеров, но Леншерру нужно не это. Краем глаза он подмечает группу стражей порядка, целящихся то ли в него самого, то ли в женщину-киборга, убившую мэра. Реагирует мгновенно: их оружие оборачивается против них же самих, все они вмиг падают замертво на раскалённый асфальт. Вслед за ними жертвами Магнето становятся, по всей видимости, приспешники главы штата, пытающиеся скрыться незамеченными. Машины их сталкиваются друг с другом с такой силой, что вряд ли после такого кому-то удастся выжить – всё раздроблено на мелкие части, от самих людей не остаётся, по большому счёту, ничего.
Камеры, покинутые репортёрами и чудом уцелевшие во всём этом хаосе, взмывают в воздух и все как одна разворачиваются в сторону Магнето. Он готовится взойти на трибуну, чтобы поприветствовать человечество уже в который раз и передать привет американским властям. Но в этот момент он встречается взглядом с серыми глазами киборга, что всё ещё стоит на залитой кровью сцене рядом с бездыханным телом мэра. Он смотрит изучающе, осматривает её многочисленные руки, придающие ей ещё более устрашающий внешний вид, подмечает эмблему на рукаве костюма. Мог ли он видеть её раньше? Похоже, что нет, ибо память, не смотря на внушительный возраст, подводит его очень редко. Леншерру не хочется разжигать войну с киборгами, он здесь не за этим, но с другой стороны, эта женщина сорвала его план своим вторжением. Сколько бы рук у неё ни было, большая часть её тела состоит из металла, и с этим у Магнето нет проблем.
– Премного благодарен за содействие. Но, боюсь, Ваша помощь больше не понадобится. – учтиво произносит Леншерр, обращаясь к убийце мэра. Оттолкнув киборга с помощью своей силы, он оборачивается в сторону камер.
– Добро пожаловать в мир будущего. – Леншерр улыбается людям с экранов их телевизоров, и улыбка эта недобрая, но широкая, торжественная. По-прежнему гремят взрывы, а площадь полнится всё новыми трупами. – Надеюсь, вам понравится сегодняшнее небольшое шоу.

Отредактировано Erik Lehnsherr (29.06.15 22:04:48)

+2

4

Всю ночь Питеру не спалось. Его мучили кошмары, и он не мог разобрать, какие из них обычные, так сказать, человеческие, а какие из них следует считать предупреждением, какие из них вызваны способностью его матери видеть будущее во сне. Просыпаясь в холодном поту, он судорожно пытался запомнить, что ему снилось, но события сна ускользали от него, с каждой минутой становясь все более расплывчатыми, все более призрачными. И усталость в итоге брала свое, и он снова засыпал. И вновь он видел сны, и вновь не мог понять, какие они и что они значат. И просыпаясь в очередной раз и вновь обливаясь холодным потом, он ругался про себя на свою маму, "даровавшую" ему такую... неконтролируемую способность.
- И как тут выспаться... - пронеслось в голове Питера, когда он наконец поднялся с кровати и пошел на кухню сделать себе кофе. Он просто уже не мог выносить всего это, ему казалось, что все его тело в напряжении, словно он только что пробежал многокилометровый марафон. Даже душ не помогал ему как следует снять напряжение, хотя он простоял под ним добрых... минут двадцать, наверное. Он пытался вспомнить свои сны, пытался разобрать, который из них являлся лишь плодом игры его подсознания, а какие несли в себе реальный смысл, какие из них предсказывали ему ближайшее будущее. Был один сон, он касался какого-то... не знаю, публичного лица, который выступал перед людьми, и тут на него было совершено нападение, его убили. Убила какая-то... непонятная девушка, чье тело было словно заковано в металл. Почему-то именно за этот сон его сознание уцепилось, словно пыталось ему что-то сказать, но он не мог понять, что именно.
Выйдя из душа, он стал судорожно искать информацию, пытаясь развеять свои страхи насчет этого сна, но упорно ничего не мог найти.
- Или спросони я просто упускаю очевидное... - пронеслось в его голове, когда он со злости опустил монитор ноутбука и поднялся со стула. Проведя по лицу руками и пройдя по своей квартире несколько метров, он не нашел лучшего выхода, как включить телевизор и последить за новостями. У него практически всегда включен один канал - новостной. Надо же как-то помогать людям.
И когда он включил его, то сразу же рухнул на диван, что стоял позади него. Потому что в эфире был срочный выпуск новостей в прямом эфире, где говорили об убийстве какого-то политика в Ричмонде, что в штате Виргиния. Он увидел ту девушку из своего сна, но тут на сцене появилось новое лицо. На вид он был староват, но в глазах его была видна решимость, и было видно, что он не отступит от своего явно недоброго дела.
- Черт же подери... - пробубнил Питер себе под нос и, добежав до вешалки и схватив свою куртку, прибегнул к способности своего друга Хиро и переместился из своей квартиры прямиком в Ричмонд, на место готовящейся заварушки. Оказавшись там, он сразу же с помощью телекинеза, наплевав на секретность, схватил "металлическую" девушку и, очевидно, одаренного, контролировавшего сейчас камеры и говорившего ранее о шоу, и произнес:
- А может, мы обойдемся без лишнего кровопролития и мирно разойдемся по домам, ребята? - хотя понимал, что всё так просто не кончится. Люди, поставившие себе цель и имеющие достаточно воли не сворачивать с намеченного пути, обычно так просто не сдаются. А это значит, ему придется попотеть. Причем еще не факт, что он уйдет отсюда целым и невредимым.

+3

5

Universal Trailer Series  – Another World

Люди потенциально боятся войны. Они так страшатся боевых действий, что даже не замечают, что сами являются бомбами с замедленным действием. Каждый из этих «невинных» людей, что тратят свою жизнь на безыдейную карьеру, выпивку в баре по пятницам и шлюх по субботам является заранее готовой спичкой, промасленной в политике и СМИ. Хватит лишь одной искры, и все общество вспыхнет всепоглощающим пожаром, таким ярким, что даже мир содрогнется. По воскресеньям люди, которые зовут себя политиками, обсуждают войну в Африке и Афганистане за игрой в гольф. Они верят, что знают лучший путь, лучшие методы, и они отправляют мальчишек погибать под снарядами. Люди на войне погибают за руководителей, которым, в сущности, нет до них дела. Политики ломают жизнь этим молодым ребятам, зная, что война изуродует их, если не убьет, а потом они просто говорят: «спасибо, ваш долг выполнен». Эти вернувшиеся с войны мужчины оказываются никому не нужными. Они не приспособлены к мирной жизни, они умеют только выживать и убивать, но все битвы окончены. Политика без войны марширует по миру громкими шагами, и сотни солдат остаются выброшенными на обочину. Мистраль ненавидит их. Ненавидит политиков и их лживые речи, их пафос, который ядом струится в уши. Она ненавидит людей, которые слушают это все по новостям, читают в газетах, а потом кричат «Ура!». Лицемерные твари! И потому Мистраль нравится убивать представителей «высшей» власти, она чувствует себя санитаром, который отрезает сгнившую конечность, чтобы оставить жизнь остальному организму. Мистраль не верит в невинность гражданских, которые отвергают все, что им чуждо. Если им не нравятся киборги и оружие, она заставит их смириться и привыкнуть.
Общество – это промасленные спички, и искра уже проскочила. Достаточно одного взрыва, чтобы посеять панику. Люди бояться военных действий больше, чем смерти и ипотеки. Они бросаются бежать, доверяясь основным инстинктам. Животным инстинктам, которые кричат в голове каждого: «беги и будешь спасен». Они бегут, но лишь нарываются на новые бомбы и пули. В городе зарождался настоящий хаос, который поднимал свою звериную голову и дышал огнем, а Мистраль только стояла на сцене и наблюдала за этим со стороны. Словно все это – фарс, представление. Кровавое и смертельное шоу. А потому женщина была искренне удивлена, когда некто вмешался в это действие жесткой рукой. Некто пожилого возраста, однако, система Мистраль с легкостью распознала человека и его измененную ДНК. Нет, француженка не знала этого мужчину, и его имя ей ничего не сказало, но вот изменения на генном уровне… Такого Мистраль никогда не встречала. Она видит, как он поднимается на сцену, и его длинная тень стелется по деревянной поверхности, словно фигура хищной птицы. На какое-то мгновение мир вокруг становится неважен, когда Мистраль цепким взглядом осматривает незнакомца, словно стараясь увидеть то, что сокрыто под кожей, разглядеть саму спираль его измененной, мутированной ДНК. Почти с тем же пристрастием этот человек осматривал ее саму, и Мистраль почти физически ощущала этого изучающий взгляд. Механические руки киборга зависли в воздухе, хищно раскрыв алые ладони.
А потом произошло то, чего Мистраль не ожидала, чего даже не могла представить.  Ее отшвырнули прочь с такой легкостью, словно она была тряпичной куклой. Слетев со сцены, женщина приземлилась на влажную траву парка. Нет, такого она просто не могла простить. Мистраль поднимается на ноги и берет в руки копье. Оружие почти моментально модернизируется в смертоносный бич, увенчанный лезвием. Механические мышцы рук, из которых и состоит орудие киборга, переливаются алым устрашающим свечением. Мистраль приближается к незнакомцу медленно, словно волк, крадущийся к добыче. Она не простит подобной наглости никому, даже старику-мутанту.
– Добро пожаловать в мир будущего. – провозглашает он со сцены, и его голос звучит удивительно громко и молодо. Мистраль подбирается ближе, передвигаясь почти бесшумно.
– Иди сюда, mon gars. – произносит она почти нежным голосом где-то в паре метров за спиной незнакомца. Он не успеет ничего сделать. Мистраль уже взмахнула бичом, и крепко сцепленные гибкие руки, со свистом разрывая воздушную гладь, легко опутали шею мужчины. Нет, она не будет убивать его быстро, она хочет растянуть момент, насладиться им. Мистраль уже собирается потянуть бич к себе, чтобы этот странный незнакомец – кем бы он ни был – оказался в ее и только ее власти. Но ей вновь помешали. От такой досады женщина чуть не выругалась.
Ее схватили так грубо и неожиданно, что на мгновение она даже растерялась. Мужчину в шляпе тоже схватили (которого, если верить системе и газетным вырезкам, звали Эрик Леншерр), и оба они замерзли, словно повисли в воздухе, удерживаемые невидимыми руками. Мистраль не встречалась с такой силой, не могла даже представить о существовании подобного, и впервые в жизни она была не готова. Она растерялась. А тем временем незнакомый парень, который и был обладателем этой дивной и незнакомой силы, стоял на земле и смотрел на них с таким вызовом, с такой готовностью. Мистраль знала этот взгляд, она была с ним знакома. Так смотрят только те, кто хотят быть героями в глазах других. Наивные глупцы, общество не скажет ему спасибо, даже если он преуспеет и спасет всех. Женщина попыталась пошевелиться, но механические мышцы были скованны неведанной силой. Мистраль усмехается, чувствуя, как каждая клеточка ее тела дрожит от напряжения.
Ну, уж нет, так просто ее не сломают! В то же мгновение система киборга связывается с системой роботизированного пса, что рыщет неподалеку в поисках жертв. Все просто – гекко обязаны подчиняться киборгам, а Мистраль ведь не просто железяка – она капитан Десперадо. Раз – система связи и обмена данными налажена. Два – механический пес бесшумно несется по команде. Его глаза горят красным, а смертоносные когти спрятаны в корпус. Три – жгутообразный хвост обвивается вокруг ног парня, что возомнил себя супергероем, и пес делает рывок, заставляя молодого человека потерять равновесие. Он падает на землю, и сила, держащая в плену Мистраль и Эрика Леншерра, отступает так же молниеносно и незаметно, как и появилась. Женщина вновь усмехается, взмахивая бичом. Черный корпус замирает, теряя гибкость, вновь превращаясь в копье, которое Мистраль заводит за спину. Красные ладони ее механических дополнительных рук хищно «разевают рты», раскрываясь веером над головой. Роботизированный пес отпускает молодого человека и подскакивает к Мистраль, вставая возле той, что диктует команды его системе. Глаза женщины горят хищным красным светом.
– А кто ты, gars? – пока что ей удается следить как за пожилым мужчиной, так и юнцом, что сейчас опрокинут на землю. Она делает несколько шагов, обходя своих оппонентов так, чтобы они оба попадали в поле ее зрения. Механический пес на страже. – Чего ты хочешь добиться, вмешиваясь в это?
О планах Леншерра Мистраль почему-то догадывалась, потому что с ним все было проще, понятнее. Но кто этот человек? Неужели еще один «защитник слабых»? Она хищно усмехается, скрещивая руки на груди.
И где-то за спинами троих странных существ – город, который горит и распадается на части.

Отредактировано Mistral (02.07.15 13:40:37)

+2

6

Эрик не любит, когда ему мешают. Тем не менее, он не может припомнить ни одного дела, в ходе исполнения которого ему не попытались бы препятствовать. Что ж, надо признать, это закономерно. Как-никак, Магнето – не представитель благотворительной организации и не защитник человечества, он – террорист и убийца. А значит, всегда готов к тому, что его действия не станут поощрять или воспринимать как должное. Людям, при всей их трусливости, не чужд инстинкт самосохранения. Правда, их мир слишком мал по сравнению с его гневом.
Нет, дело не в том, что он не способен сдержать агрессию. Нет, это что-то другое, гораздо более мощное. Это то, что укоренилось в его сущности навеки и то, без чего Магнето не мыслит себя. Его долг. Долг перед собственной расой, которую он поклялся защищать. Так было, есть и будет. Так должно быть, а значит, он будет стоять, пока не почувствует холодное дыхание смерти на затылке.
Эрик не любит, когда ему мешают, поэтому какова же его досада, когда женщина-киборг вдруг решает прервать начатую было речь. Её причудливое оружие, копье, трансформируется в нечто совершенно иное: теперь в руке убийца держит своеобразный бич и, похоже, это далеко не безобидная вещица. Магнето глядит, как она медленно приближается, смотрит оценивающе, без единой толики страха. Когда дело доходит до войны, паника неуместна. Как ни парадоксально, Леншерр во время боевых действий, когда повсюду царит хаос и разрушение, чувствует себя наиболее собранным, даже спокойным. Он привык воевать, привык бороться за жизнь, его не испугаешь видом крови, не выведешь из душевного равновесия криками и шумными выстрелами. Даже дым, застилающий глаза, не вызывает особого дискомфорта. Магнето чувствует себя так, словно он в пуленепробиваемом жилете, всегда, вне зависимости от уровня опасности. Главное – избавиться от страха. Забыть о нём. Отставить на второй план.
Он знает, что киборги – народ не слишком дружелюбный, поэтому не удивляется, что новая знакомая обвивает его шею своими руками. Жест угрожающий, но она почему-то решила не убивать его сразу. Хочет растянуть удовольствие? Пожалуйста.
Леншерр уже собирается показать киборгу, что она заигралась, вот только не успевает. Кто-то, какая-то новая и доселе незадействованная в происходящем сила заставляет его оказаться в чужой власти. Магнето, как и его коллега по организации сегодняшнего представления, зависает в воздухе, словно тряпичная кукла. Похоже на то, что здесь появилось и третье лицо, которое, ко всему прочему, обладает телекинезом или что-то вроде того. Да, теперь он видит и самого атакующего: мужчина, на вид лет 25-30. Совсем ещё юный, оттого такой самоуверенный.
– А может, мы обойдемся без лишнего кровопролития и мирно разойдемся по домам, ребята?
Будь Леншерр помоложе, на этом месте он бы непременно оскалился, и, вполне вероятно, не удержался бы от грубого смеха. А как же, обойдёмся, мысленно комментирует он, может, ещё и публично извиниться за нанесенный ущерб? 
Похоже, впору начинать сокрушаться, что не учел возможности такого развития событий. Однако, теперь воевать с самим собой уже поздно. Пока разобраться бы с незваным гостем, а потом можно закончить и с киборгом. Последняя, кстати, времени даром не теряет: Леншерр не без интереса наблюдает за тем, как, видимо, по её команде металлический пёс подкрадывается к пареньку, возомнившему себя героем. Хвост жгутом обвивается вокруг ног, подсекая, и спаситель всея человечества валится наземь. В тот же момент действие его силы прекращается, а Магнето, наконец почувствовав почву под ногами, спешит осуществить свой несложный план.
Ему не интересно, кто этот парень и зачем он сюда пожаловал (последнее, в принципе, вполне очевидно – очередной мутант, возомнивший себя защитником человечества), ему нужно закончить начатое. Эрик не любит, когда ему мешают, он не разговоры вести сюда пришёл, а поэтому пистолет, оставленный одним из стражей порядка на траве, оказывается у виска парня.
– Одно лишнее движение – и он выстрелит. – произносит Леншерр без тени улыбки, и только сейчас понимает, насколько устал от всего этого. Устал от войны, от наивных дураков, верящих в утопию и мирное сосуществование мутанстской и человеческой рас, устал от того, что люди по-прежнему отказываются признавать очевидное. Столько лет он боролся за благородный идеал, но все видели в нём лишь тирана и убийцу. Вот ведь незадача, похоже, придётся дать им то, чего они от него ожидают.
Наблюдая боковым зрением за двумя недавно обретенными «приятелями», Эрик разворачивается к толпе. Магнето оставляет женщине-киборгу возможность разобраться со вмешавшимся юношей: пусть она сделает грязную работу, он ничего не имеет против. А пока, убедившись, что камеры по-прежнему включены, он обрушивает гигантскую свинцовую статую на людей, загнанных пулями киборгов в ловушку. Несчастные лелеют надежду спастись, бросаются кто куда, толкаясь, топча друг друга до смерти. Жалкое зрелище. Смотрите, что может случиться, если на какое-то время потерять бдительность. Он по-прежнему не чувствует ни сожаления, ни страха. Есть лишь долг, который ему нужно выполнить.
Пистолет все ещё парит в воздухе над виском лежащего на земле мужчины. Леншерр криво ухмыляется, обращаясь к нему:
– Как тебе такое развлечение, герой?

Отредактировано Erik Lehnsherr (03.07.15 13:31:37)

+2

7

- Когда я уже запомню, что нужно контролировать ситуацию, а не слепо переключать все свое внимание на источник проблемы? - пронеслось в голове Питера, когда он был буквально уложен на землю каким-то... механическим псом, а вот потом... Потом начались действительно неприятные последствия его невнимательности к деталям. Да, если что, он успеет регенерировать от практически любой раны, но вот сумеет ли он восстановиться после выстрела в голову в упор? Не самого приятного содержания мысли появились в черепушке Питера, когда он почувствовал холодный металл пистолета на своем виске. Он уже начинал вставать, когда пистолет был приставлен к его голове неведомой силой, вероятно, этого пожилого экстремиста, что заставило Питера думать о том, что один из одаренных людей, обладающих необычными способностями, собственно, как и он сам. А это значит...
- Ну, совсем весело. Мало того, что я сейчас в патовой ситуации, так еще и способность, возможно, скопируется у этого... Как бы его помягче назвать... ненормальным? Возможно. Я не осуждаю людей заранее, но судя по его словам и по тому, что он сделал здесь, он вряд ли так просто решит отступиться от того, что задумал сделать. И если уж он готов убить меня просто за то, что я вмешался, то... - это значит, что Питеру надо действовать умнее и не подставлять свою голову в петлю, хотя петля и так уже начинает затягиваться на его шее. Если он сейчас сделает неверное движение, то его застрелят, и далеко не факт, что он оживет после такого. Он помнит, как осколок стекла застрял у него в голове, и мать с братом уже собирались его хоронить. Благо, что Клэр в этот момент была у них дома и вынула у него осколок из головы, тем самым вернув его к жизни. Как она тогда сказала, она отплатила ему за то, что он спас ей жизнь. Хотя для него она сделала куда больше, чем просто вернула к жизни.
- И какой был смысл в том, чтобы устраивать такое представление? Зачем было убивать столько людей? - заговорил он, пытаясь выиграть себе время для одной идеи. У него появилась мысль, как уйти от пистолета, но для этого надо было сосредоточиться, а с пистолетом у виска это было немного трудно сделать. Поэтому он продолжил:
- Или вам обоим настолько нравится купаться в крови, что вы жаждете, чтобы она пролилась снова? - высокоморальные рассуждения, конечно, но что поделаешь? Питер прикрыл глаза, будто пытается что-то сообразить или прячет взгляд, чтобы эти двое не увидели в них страх, но на самом деле он сосредоточился, еле-еле, и переместился в пространстве немного подальше от сцены, собственно, и от пистолета. А затем, найдя взглядом своих... противников?, он вновь заговорил:
- Вновь предлагаю вам уйти отсюда и не устраивать здесь больший концерт. Без применения силы, - а сам уже был готов воспользоваться своими силами, чтобы вступить в противостояние, или же защитить себя.

Отредактировано Peter Petrelli (05.07.15 16:17:08)

+2

8

Несмотря на то, что Мистраль – киборг, в ней очень многое осталось чисто человеческого. Вообще, несмотря на все железо и механику, несмотря на улучшенные физические показатели, она остается все тем же человеком. Человеком, способным мыслить и принимать решения, исходя из собственного опыта, а не заложенных программ, но сейчас Мистраль впервые чувствовала себя растерянной. Она не знала той силы, которой обладали оба ее оппонента, никогда не сталкивалась с подобным. Это было нечто новое, не просто результат технологий и долгих научных опытов, это нечто иное, нечто большее. Эти люди были одарены на генетическом уровне, спирали их ДНК были иными, и Мистраль видела это, распознавала. Сама же она была простым человеком. Всегда. Прирожденным убийцей, способным выжить в любых условиях, совершенным солдатом, прошедшим все войны от Европы до Африки, но у нее не было способностей. Мистраль – не уникальна, и она знает это. И она знает, что на этот раз ее враги куда более одаренные, нежели просто наемники-киборги. На мгновение, женщине даже кажется, что ее маленькое органическое сердце, скрытое под сводом белоснежных ребер и корпусом экзоскелета, начало биться быстрее, выдавая волнение. Нет, подобного нельзя допускать, и Мистраль быстро берет себя в руки. По крайней мере, с такими оппонентами будет намного интереснее. Мистраль любит изучать новое.
Киборг переминается с ноги на ногу, и механические руки подрагивают. Они, словно живые, шевелятся, поднимаются и опускаются, сжимая и разжимая ладони. Готовые к атаке, они так же способны выступить защитой Мистраль, закрывая тело киборга собой, словно прочным щитом, способным отразить любую атаку. Или почти любую. Но сейчас все ее дополнительные руки подняты над головой, раскрыты, словно веер, словно гибкие паучьи лапки, а сама женщина с подлинным интересом наблюдает за пожилым мутантом. С какой легкостью он поднял свинцовый монумент, оторвал его с пьедестала лишь легким усилием мысли, и как просто он обрушил статую на людей. У несчастных не было ни единого шанса, загнанные в угол пулям, они были похожи на глупых испуганных крыс, которые только пищат и скалят зубы. А потом все закончилось. Очень быстро и чисто. Мистраль даже посчитала это красивым, было в этом что-то удивительное. Акт прилюдного насилия, массового убийства, которое запечатлели выпуклые глаза множеств камер. Мистраль знает, это видео пронеслось уже по всему миру. Можно было почти физически ощутить, как мир содрогнулся от подобного жеста. Мир, который вот-вот начал привыкать к отсутствию войн и прекращению насилия, сейчас находился в полном раздрае, когда сотни человек были убиты таким простым, почти небрежным движением. Мистраль была готова аплодировать этому человеку и его силе. Его мотивы были для нее проще, понятнее. Он определенно следовал своей цели, и он убивал так же равнодушно, как она сама. Возможно, Мистраль и Эрик Леншерр были похожи. И дело не в хладнокровии или решимости, а в идеях, которым они следовали. Идеи важны, и их идеалы были не такими уж и разными. Но разве будет об этом кто-то задумываться, когда вокруг гремят взрывы, и пули со свистом разрывают воздух? Когда мир дрожит и скрипит, расходясь по швам? Когда процент людских смертей растет в геометрической прогрессии? Ответ слишком очевиден. Магнето, Мистраль и этот незнакомый юноша, что воображает себя героем, сейчас все они – оппоненты друг для друга. Каждый видит в другом угрозу. Каждый готов отстаивать свои, и только свои цели.
Механические руки Мистраль вращают острое копье. Женщина переключает внимание на пистолет, который зависает в воздухе рядом с виском юноши, когда сам Эрик отворачивается. Мистраль понимает. Этот пистолет у виска – формальность, а беззащитный парень, растянувшийся на земле, оставлен киборгу, словно кость, брошенная дворняге. Женщина злится от этой мысли, и ей необычайно сильно хочется прикончить этого старика здесь и сейчас. Это просто. Достаточно метнуть копье или отдать немой приказ роботу-псу, и все будет кончено. Разобраться с юношей не составит труда. Но Мистраль сдерживается. Ей интересно, действительно интересно, просто наблюдать и изучать со стороны, словно за кроликом в клетке. На что способны оба этих одаренных человека? Каковы они в бою? Нездоровое любопытство. Опасное.
– Смысл в том, чтобы люди поняли. – отвечает Мистраль, опережая Магнето. Ее голос звучит удивительно спокойно, расслабленно и даже почти нежно. – Всем на них наплевать, а сами они бесхребетны. Люди должны прочувствовать это, увидеть, каким на деле стадом они являются. Но все, что понимают люди, это насилие. Убийство – не всегда вред. – она улыбается, когда говорит это. Она улыбается, когда опускается на корточки рядом с механическим псом и проводит тонкими пальцами по стальному корпусу. Пес не шевелится под прикосновениями, его глаза горят красным.
– Купаться в крови? – женщина смеется. – Кровь всегда была со мной. Знаешь, я ведь только наполовину француженка. Я родилась в Алжире – в стране, где гражданская война была всегда. Людей убивали просто так. Убили и моих родителей, я осталась совсем одна. Маленькая брошенная сиротка. – пальцы в черной перчатке продолжают скользить по гладкой поверхности стального корпуса. – Но затем я нашла ублюдков, которые убили мою семью, и выпотрошила их. Тогда я поняла, убийство – мое призвание. Я – убийца, да, и хороший, смею заметить. – Мистраль гордо улыбается, поднимаясь на ноги. Ее внимание сконцентрировано на пришедшем юноше, когда за Эриком Леншерром она наблюдает лишь боковым зрением. Он ее сейчас почти не интересует.
– Вновь предлагаю вам уйти отсюда и не устраивать здесь больший концерт. Без применения силы. – Мистраль тихо смеется. Она насмехается над этим наивным человеком и подходит к нему. Каблуки ее сапог заляпаны в алой крови.
– Такой наивный. Такой глупый. Ты и вправду считаешь, что сможешь защитить людей? Что это стоит того?
Она знает, что он ответит ей. Она знает, во что верит этот юноша, но вся его уверенность не стоит и медной монеты. Защищать слабых – это очень благородно, Мистраль не спорит, но еще это очень глупо. Люди никогда не скажут спасибо, никогда не признают своего героя, они смогут только требовать большего, жаловаться. А, когда узнают, что он – мутант, его прилюдно линчуют посреди главной площади просто так. Потому что кто-то из толпы скажет, что он может представлять угрозу. Потому что толпа согласится с этим. Миру не нужны герои. Мир отчаянно роет себе могилу, так может помочь ему?
– Если это и есть твои идеалы, то будь готов умереть за них! – голос Мистраль становится жестким, грубым и таким же холодным, как металл, из которого она создана. Пес за ее спиной ворчит механическим голосом, но между женщиной и «защитником слабых» все еще остается пара метров. Она не отступает назад, но и больше не приближается. Она переводит взгляд на Магнето и ждет. Просто ждет его реакции, его действий. Мистраль интересно просто наблюдать.
Но в любую минуту она сможет переломать кости им обоим.

+1

9

В жизни, как и в шахматах, важно внимание к деталям. И если игрок в какой-то момент позволяет себе потерять бдительность, это многого может стоить. Не менее ценно умение просчитывать ходы противника наперёд, причём немаловажно всегда быть готовым к наиболее неожиданным поворотам событий. Леншерр играет давно, и за годы практики и беспрестанной работы над ошибками приходит к выводу, что никогда нельзя быть уверенным в безошибочности своих предположений. Жизнь порой преподносит нам такие дары, что диву даёшься. Причём касается это людей всех без исключения возрастных категорий.
Когда юноша, ранее великодушно предлагавший поднять белый флаг и разойтись по домам, совершает неожиданный ход, Магнето чувствует заинтересованность. Телекинез и перемещения в пространстве – далеко не самые бесполезные в бою способности. Умение маневрировать действительно играет парню на руку: теперь у него, наконец, появляется преимущество. Эрик не спешит расстраиваться, но и обольщаться тоже не стоит. Кто знает, какие сюрпризы уготовил ему этот простоватый, на первый взгляд, молодой человек. Существует поверье, будто бы новичкам всегда улыбается фортуна, но Леншерр знает, что сие суждение неуместно принимать за истину в последней инстанции. Тем не менее, как игрок опытный и неглупый, он позволяет себе мысль о том, что у противника в рукаве припрятана ещё парочка тузов, которыми тот не погнушается воспользоваться. Как-никак, цель у него якобы благая.
Пистолет, некогда приставленный к виску народного героя, в данной ситуации оказывается бесполезным. Эрик позволяет ему шлёпнуться в траву, жалея о своём внезапно проснувшемся великодушии по отношению ко всё ещё живому пареньку. Нужно было убить без промедления, тогда и количество проблем сократилось бы вдвое. Остаётся всё же киборг, с которым у Магнето изначально не сложились приятельские отношения. Не столько это, сколько попытки юноши донести свою навязчивую мысль действуют Леншерру на нервы. Он невольно хмурит брови, вновь отвлекаясь от основного задания.
Женщина-киборг не упускает возможности втолковать защитнику человечества какую-то свою идею. Эрика раздражает развернувшаяся дискуссия – разговоры во время боя он считает более, чем неуместными – но и промолчать он уже не в силах. В конце концов, каких упрямцев он только не приобщал к своей деятельности, что плохого в том, чтобы заронить зерно сомнения в сознании этого юноши?
Он ждет, пока киборг завершит тираду. Та предельно ясно излагает свои мотивы, и некоторые её слова даже находят отклик в душе самого Леншерра. Он-то не понаслышке знает, о чем она толкует. Смерть родителей – больная тема для него самого, одно немногочисленных уязвимых мест. С другой стороны, Эрику не слишком импонирует её довольно поверхностная логика. У него своя философия, свой смысл, и это – что-то большее, нежели просто бездумное истребление всего живого. Он не уважает француженку уже за то, что убийство видится ею как нечто совершенно обыденное, словно жизнь – не бесценный дар, а так, безделушка, которую в любое мгновение она вправе забрать. Леншерр же, вопреки острой ненависти ко всему человеческому роду, по-своему благодарен каждому, чья смерть стала частью той своеобразной мозаики, которую он собирает на протяжении всего своего существования.
Терпеливо дожидаясь окончания пламенной речи, мутант планирует дальнейшие действия. Похоже, юноша отдаёт себе отчёт в том, что в сложившейся ситуации действовать нужно рассудительно, но при этом всё-таки быстро.
– Смысл, – говорит он достаточно громко, чтобы оба недруга услышали наверняка, – смысл в том, чтобы они помнили. Не я начал эту войну. Я всего лишь учу их устанавливать причинно-следственные связи и нести ответственность за собственные поступки. Это, – он кивает на толпу, – происходит исключительно по их вине. Ты ведь понимаешь о чём я, – выразительный взгляд в сторону юноши, - ты сам мутант, поэтому как никто другой должен знать, за что они расплачиваются. Неужто не слышал о поголовном истреблении себе подобных? Или ты предпочтёшь принести в жертву свой народ ради спасения низшей расы?
Ну конечно же, предпочтёт.
– Собираешься меня остановить?
Эрик не оставляет без внимания тот факт, что киборг ждёт его действий. Отдаёт возможность первого хода ему? В честь чего такое великодушие? Или это намёк на то, что пора действовать сообща? Что ж, тоже довольно известная стратегия. Действенная.
Леншерр выжидает минуту. Затем делает шаг навстречу герою и поднимает вверх обе руки.
– Что ж, в таком случае, я сдаюсь. Свой план на сегодня я уже выполнил.
Было бы легче, будь он телепатом, но увы, такими способностями Магнето не обладает. Остаётся лишь надеяться на то, что француженка расценит его действия правильно и отреагирует должным образом.

Отредактировано Erik Lehnsherr (09.07.15 08:37:59)

+1


Вы здесь » prostcross » межфандомное; » annihilation


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC